20 С° нет
Заражения 29 741 +129
Выздоровело 27 395 +104
Смертей 1 110 +3
Лента новостей

«Давай встретимся в восемь на углу Герцена и Огарева!»

Вечер, проведенный в театре – что может быть лучше? Севастопольский театр юного зрителя может предстать в непривычном для юного, но уже повзрослевшего зрителя, формате. Свет гаснет, на сцене – Евгения Липская и Матвей Черненко, с которыми мы не расстанемся до конца истории. Играет музыка, начинается «Варшавская мелодия».

Удивительна судьба этой пьесы, вышедшей из-под пера замечательного драматурга Леонида Зорина, которого сегодня называют классиком советской драматургии. Написанная в 1966 году, она продолжает привлекать внимание режиссеров, завоевывает сердца зрителей уже XXI века. Любовь настоящая, сильная и пронесенная сквозь десятилетия, никого не оставит равнодушным.

Первая любовь начинается очень красиво, как в сказке. Буквально чудо в канун 1947 года. Молодой человек по имени Виктор впервые попадает в консерваторию на концерт Фредерика Шопена. Его соседкой оказывается студентка Гелена, которая приехала сюда «учиться музыке». Геля – из братской Польши, а еще она немного не выговаривает русские слова, но это лишь одна из ее милых особенностей. Случайности не случайны, ведь билет в консерваторию Виктор выкупает «с рук» у Гелиной подруги. Тут все и начинается.

Молодые люди интересуются друг другом. Несколько свиданий – и они уже вместе. Оба мечтают о мире, счастье, карьере, и, конечно же, любви. Виктор – будущий винодел, студент института имени Омара Хайяма, Гелена – «камеральная певица», как она сама себя называет. И любовь на сцене разворачивается самая настоящая, и многие, наверное, увидят тут себя. Юный задор, шутки, романтика. Стараются люди жить дальше, забыть поскорее весь ужас начала 1940-х, войну, которая сломала судьбы миллионов.

Однако жизнь очень жестока. Виктор и Геля хотят пожениться, но свадебные планы разрушает указ от 15 февраля 1947 года, запрещающий советским гражданам браки с иностранцами.

И слышно душераздирающее: «Витэк, единственный мой! Придумай… Придумай… что-нибудь! Ты счастливчик! Тебе все удается! Ты всегда умел хорошо придумывать. Я умоляю тебя, придумай...».

Но он тогда так ничего и не придумал.

Проходят годы, люди меняются. И вот, наступает 1957 год. Виктор оказывается в Польше. И ноги сами несут на угол Свентокшиской и Нового Свята, где Гелена когда-то давно в шутку назначала ему свидание. Они – уже не студенты, а взрослые успешные люди. Кроме того, оба уже состоят в отношениях. Но старые чувства никуда не уходили, сидели глубоко внутри, ждали своего часа, а потом вспыхнули снова. Расставание мучительно для обоих. Виктор признается: «Так сложилась жизнь. А жизни надо смотреть в лицо. И если я стараюсь сейчас не заорать, это не значит, что мне это просто».

Еще 10 лет – 1967 год. На сцене актеры из молодых московских студентов легко перевоплотились в людей, уже вкусивших жизнь. Также легко юношеская любовь стала лишь воспоминанием.

В новогоднюю ночь 1947 года Виктор рассказывал своей Гелене о вине. Хорошее вино определяет долгое послевкусие. Оно не должно «проваливаться» бесследно, вкус его уходит постепенно. Послевкусие хорошего вина тоже может развиваться. Впечатления, созданные вином во рту – свежесть, теплота, горчинка, сладость – могут сменять друг друга в послевкусии, постепенно истончаясь и исчезая. Таким послевкусием остается для наших героев любовь.

Колесникова Валентина, студентка СевГУ:

«Я пошла на эту постановку уже второй раз и поняла, что с каждым разом открываю для себя что-то новое, обращаю внимание на те аспекты, на которых не обратила внимания в первый раз. Однако должна сказать, что спектакль совсем не надоедает.

Если говорить о самом запоминающемся эпизоде, то я, пожалуй, назову эпизод, когда герои остались встречать вместе Новый год. Друг другу они подарили те подарки, о которых мечтали, но никто сразу не признался, что это далось им нелегко: Виктор целую ночь разгружал вагоны, а Геля потратила всю стипендию. По-моему, именно этот поступок показывает, что они по-настоящему влюблены друг в друга. Также этот эпизод раскрывает героев. Мы узнаем, что для Виктора есть что-то важнее любви к Геле: идеология. Когда он хочет сделать первый тост в честь Нового года, он хочет выпить за Сталина, за государство, за товарищей – только не за Гелю, хотя она в этот момент думает только о нем, об их отношениях – о них. В этом и заключается трагедия их жизни».

Мингазова Ярослава, студентка СевГУ:

«Я никогда в жизни не слышала о пьесе Леонида Зорина «Варшавская мелодия», и сейчас искренне жалею о том, что в моем родном городе ее не ставили. 

В этой постановке меня покорило все: от потрясающей игры актрисы Евгении Липской, замечательно сымитировавшей акцент своей героини, и до главного лейтмотива – стихотворения Роберта Рождественского «Эхо любви», положенного на музыку Евгения Николаевича Птичкина и спетого Анной Герман. Сюжет начинался как легкая влюбленность молодых людей, старающихся преодолеть давление войны над собой и начать жить, а закончился – как история о тяжелом взрослении, меняющем людей порой совершенно непредсказуемо, неумолимо и пугающе. Гелена и Виктор встречаются в консерватории: она – полячка, приехавшая учиться на певицу, собранная и трезво мыслящая, и он – солдат, только с войны, вечно что-то выдумывающий «чудак». Несмотря на разность в характерах, им легко удается наладить диалог. Только не привычный диалог в смысле разговора, а диалог душ. Меня поразила сцена, где Виктор делает Геле предложение несмотря на то, что она много раз говорила о своем страхе серьезных отношений, страхе жизни в общем. В этот момент ясно видно, что, даже не понимая этих чувств в полной мере, он готов все сделать, всем пожертвовать, чтобы она не боялась ничего. «И только тогда он сможет вздохнуть спокойно». В речи актера (Матвея Черненко, тоже сыгравшего прекрасно) присутствует сшибающая с ног экспрессия, сила – но не грозная, которой боялась Гелена, а любящая, которая бы встала горой между миром и ней, случись такая необходимость.

И тем больнее бьет следующая сцена, где герои узнают о запрете браков с иностранцами для граждан СССР. Абсолютно потерянный Виктор, который всегда был таким веселым, таким беспечным, и обычно сдержанная Геля, в слезах просящая его «что-то придумать».

Для меня эти два эпизода были самыми тяжелыми за всю постановку. То, что происходит дальше с персонажами – одинокое взросление, несчастливая жизнь без чудачеств и шуток – оставляет невероятную тоску, тонкую и острую, как иголка. Но нигде больше в спектакле нет такого душевного разрыва, «раздрая»; нигде больше нет того ощущения, когда рушится мир у героев спектакля, а кажется, что у тебя. 

Я считаю, что и актеры, и команда (режиссер Семен Лосев, художник-постановщик Татьяна Карасева, художник по свету Алексей Майко) проделали огромную работу, достойную уважения. Я выходила со спектакля с ощущением, что посмотрела шедевр, но уловила не все, что могла, а значит, обязательно приду еще раз».

Итак, как видите, нам очень понравилась «Варшавская мелодия», поэтому, надеемся, она понравится и вам. Закончить хочется строками одной из самых знаменитых песен, которую пела Анны Герман и которая стала ведущим лейтмотивом этот спектакля, ведь герои действительно являются друг другу и эхом, и нежностью, и, что самое главное, памятью: «…и даже в краю наползающей тьмы, за гранью смертельного круга я знаю, с тобой не расстанемся мы, мы — память, мы — память, мы – звездная память друг друга». Все в театр!

 

Авторы: Анастасия Варлагина, Колесникова Валентина, Мингазова Ярослава

Иллюстрации: архив СевТЮЗа, ForPost АФИША

Последние новости

Государственная Дума – не с того начали?
Выборы закончились, забудьте. Журналист Сергей Абрамов -эпизод прошедших выборов
Самовольная застройка бухты Казачьей таковой не является - собственник земельного участка ЖСКИЗ «Вега».
1058 Город
Наш приоритет – адресная поддержка наиболее уязвимых категорий граждан -Т. Голикова
«RIVIERA FASHION WEEK». Крым окунется в индустрию моды
Балаклава, итоги выборов. Кто возглавит Совет?
В департаменте сельского хозяйства провели выемку документов
1250 Город
Главный санитарный врач назначен в Севастополе
1312 Город