20 С° нет
Заражения 29 741 +129
Выздоровело 27 395 +104
Смертей 1 110 +3
Лента новостей

Древнегреческому контенту быть!

Когда вы слышите аббревиатуру ТЮЗ, что первое приходит вам на ум? Дети, с замиранием сердца смотрящие спектакль «Красная Шапочка»? Спешим дополнить ваши ассоциации: ТЮЗ регулярно посещает не только детвора. В Севастопольский ТЮЗ в рамках проекта «Гаудеамус» приходят и студенты, чтобы своими глазами увидеть то, о чем им рассказывают на парах. 13 апреля для студентов в ТЮЗе показали совсем не детский спектакль – трагедию древнегреческого драматурга Эсхила «Прометей прикованный». Тут же у вас может возникнуть вопрос: «Почему мы никогда не слышали о таких спектаклях? Неужели современные режиссеры забыли о произведениях древних греков?» На этот и другие вопросы отвечает Наталья Кабанова, идейный вдохновитель и руководитель проекта «Гаудеамус».

Наверное, у большинства наших читателей возникает вопрос: почему театры в большинстве своем не ставят на сцене античные произведения?

– Ответ очень прост. Современный театр не ставит античные произведения потому, что античный репертуар с эстетикой современного театра сочетается с очень большим трудом. То есть, современный театр, конечно, произошёл от античного, он плод многовековой эволюции, но он отличается от исходного античного театра настолько сильно, что даже чисто технические условия не позволяют как-то адекватно отобразить античную драматургию: необходимо обязательно придумывать какие-то ходы. Совершенно другая степень условности у современного театра по сравнению с античным. Поэтому попытки ставить античную драматургию в современном театре очень редки, а те, которые предпринимаются, – далеко не всегда удачны. И как раз спектакль Севастопольского ТЮЗа «Прометей прикованный» режиссера Ольги Ясинской –  это одно из прекрасных счастливых исключений.

Почему современной публике сложно воспринимать античную драматургию?

– Начнем с того, что вся античная драматургия основана на мифах. Все-таки, к сожалению, сейчас не каждый человек хорошо знает античные мифы и далеко не любому человеку они интересны. Античные драматурги писали для современников, которые знали все эти мифы. Мало того, для них это были не просто истории, для них это была составляющая окружающего их мира. Это было жизненно важно. А для современного человека мифы – это что-то вроде забавной древней сказки, к тому же, еще не всегда интересной и понятной. Я говорю «не всегда понятной» потому, что иногда в мифах логика настолько странная для современного человека, что это действительно затрудняет понимание. Во-вторых, сама по себе форма. Дело в том, что античная драматургия – это пьесы в стихах, а современная публика их воспринимает с трудом. У античного театра, помимо мифологической основы и стихотворной формы, есть и ещё очень специфический элемент — хор. В античном театре хор – это не люди, которые стоят и поют песни в нужные моменты, это коллективное действующее лицо. И вот это момент, который для современного восприятия достаточно сложен. Кроме того, сама специфика античного театра приводила к тому, что античная драматургия была малоподвижна. Спектакль «Прометей прикованный» в этом смысле сильно отходит от своих античных прообразов потому, что там идет весьма активное сценическое действие, – и это то, что удалось воплотить благодаря идеям режиссера, благодаря работе актеров.

Чем постановки античных произведений могут быть интересны современным зрителям?

– Это зависит от конкретного спектакля, от конкретного режиссера. Дело в том, что мифологический сюжет – это одновременно и сильная, и слабая сторона античного театра, античной драматургии. С одной стороны, многие считают сейчас, что мифы – это сказки; а с другой стороны, мифы основаны на архетипах, то есть они универсальны, они говорят об общечеловеческих проблемах, категориях. И в этом смысле античная драматургия как раз очень актуальна. Она говорит либо о вневременных универсальных проблемах, либо позволяет взглянуть под совершенно неожиданным углом на современность. Постановка античной трагедии может быть интересна сейчас и тем, что режиссер, пытаясь найти адекватные формы воспроизведения, может совершить очень интересные художественные открытия. Опять же, приведу в пример спектакль «Прометей прикованный»: взята самая что ни на есть классическая драматургия. Это не самая первая пьеса Эсхила, но это начало европейского театра. Слияние в этом спектакле такой древнейшей античной драматургии с театральными практиками Терзопулоса (греческий театральный режиссер – прим. автора.), с музыкой Карла Орфа (немецкий композитор, автор «Carmina Burana»), с живописью Малевича выглядит абсолютно органично, не дико и не нелепо. В общем,  такие постановки будоражат творческую мысль режиссеров, актеров, и, как следствие, будоражат творческие начала зрителей тоже.

Ну как, немного разобрались с древнегреческим театром? Думаем, что да. Особенность проекта «Гаудеамус» в том, что после поклона актеры остаются на сцене и вместе с режиссером готовы отвечать на любые вопросы студенческой аудитории. Мы записали самые яркие вопросы и ответы актерского состава.

Меня приятно удивило то, что я увидела. Как Вы решились поставить такой исключительный спектакль? Ведь даже среди подобных постановок Ваша все равно эпатажная?

Ольга Ясинская, режиссер: Это долгий поиск своего пути, поиск ответов в своей жизни. Я взялась за довольно объемный древнегреческий материал, и первоначально работа предполагалась не с этой пьесой. Но затем в процессе работы с античным греческим театром я стала искать различные техники и поняла, что нужно начинать с самых истоков, а это первое произведение, которое дошло до нас, поэтому опереться нужно было на самый фундамент. И когда ты закладываешь в этот фундамент первый камень, ты не думаешь, можно его заложить или нет. Единственное, что тебе предстает решить это то, как его положить. И я очень надеюсь, что на продолжение своей работы, на следующие постановки античной драматургии.

Спектакль был богат разнообразными трюками. Как Вы их придумали?

Ольга Ясинская: Трудно объяснить, как придумывается что-то при создании спектакля. Это самое сложное, и мы не знаем, как это получается.  Приходит из «связи с космосом», возникает в работе с актерами, зачастую  оно рождается случайно, – но это результат очень сложного поиска.

От зрителей всегда чувствуется эмоциональная поддержка?

Матвей Черненко, актер, исполняет роль Гефеста: Всегда. Вопрос только в том, просто ли суметь понять и почувствовать эту поддержку. Например, когда спектакль легкий, то можно пошутить, сказать какую-то реплику, и из-за этого актер чувствует ответную реакцию зала. А в спектакле с трудной подачей материала (например, в «Прометее прикованном») актеру так же трудно понять заинтересованность зрителей.  Нужно сказать, что в нашем сегодняшнем спектакле она очень важна, потому что, в отличие от современного тетра, театр Древней Греции из-за религиозного посыла ориентирован на совместную работу и актеров, и зала.

В спектакле актеры, не произносящие реплики, учащенно, тяжело и синхронно дышат. Чего вы старались добиться таким приемом?

Ольга Ясинская: Это дыхание является отражением того, что переживает герой в течение своего долгого и нервного пути. Это то, из чего рождается трагедия. Единое дыхание дает единство движения и помогает актерам работать синхронно. Благодаря этому общему дыханию команда ощущает себя единым организмом.

Страдания Прометея и Ио довольно осмысленны. Есть ли смысл в страданиях Гефеста?

О. Ясинская и М. Черненко: Главный смысл его страданий в том, чтобы история сложилась так, как сложилась. Это как цепочка необходимых действий для того, чтобы человечество изменилось. И за эти изменения (пусть даже еще не произошедшие) пришлось заплатить страданиями Прометея, Ио и Гефеста.

Итак, надеемся, мы помогли вам понять, что же такое древнегреческие спектакли и почему современным театрам их так сложно ставить. Может, мы сподвигли вас узнать про них больше? Поэтому давайте почаще ходить в театр, а гимном нам послужит цитата Пьера де Ронсара: «Весь мир – театр, мы все – актеры поневоле, всесильная Судьба распределяет роли, и небеса следят за нашею игрой!».

 

Авторы: Валентина Колесникова, Екатерина Толмачева, Ярослава Мингазова

Фото: Мария Варлагина, Екатерина Толмачева, из открытых интернет-источников

Последние новости

Государственная Дума – не с того начали?
Выборы закончились, забудьте. Журналист Сергей Абрамов -эпизод прошедших выборов
Самовольная застройка бухты Казачьей таковой не является - собственник земельного участка ЖСКИЗ «Вега».
1056 Город
Наш приоритет – адресная поддержка наиболее уязвимых категорий граждан -Т. Голикова
«RIVIERA FASHION WEEK». Крым окунется в индустрию моды
Балаклава, итоги выборов. Кто возглавит Совет?
В департаменте сельского хозяйства провели выемку документов
1250 Город
Главный санитарный врач назначен в Севастополе
1312 Город