8 С° нет
Заражения 97 703 +19
Выздоровело 95 050 +31
Смертей 2533 +1
Лента новостей

Тактика

Посвящается Исааку Бабелю

– Итак, общевойсковой бой, товарищи курсанты, представляет собой согласованные по цели, месту и времени удар, огонь, маневр подразделений в целях уничтожения противника…

Звучал по аудитории спокойный голос полковника. Полковник видел войну. Теперь же его оружием были деревянная указка и шариковая ручка. Район боевых действий – школьная доска средних размеров. Его солдаты – цветные мелки. Ими он может изобразить артиллерийскую батарею, пулемётный расчет, танки, вертолет. Все эти силы способны наступать и обороняться, сокрушать или обращать в бегство врага, позиции которого вычерчены в левой части доски. Да, а ведь это поле, висевшее за его спиной, знавало грандиозные битвы. Уверен, что когда-нибудь явится новый Геродот, чтобы рассказать о них миру. Пока этого не произошло, обычная лекция продолжалась.

Я занял достаточно выгодную позицию на последнем ряду и старался не попадаться полковнику на глаза. Он обещал спросить меня боевой порядок мотострелкового взвода в обороне. Отвечать все это сегодня в мои планы совершенно не входило. Поэтому главной задачей было как можно лучше замаскироваться, используя рельеф местности, чтобы не быть обнаруженным до конца занятия. За наскоро выстроенной баррикадой из толстой тетради и учебника «Оперативное искусство» лежала неизвестная мне книга, неизвестного мне автора, тонкая, в мягком переплете. «Исаак Бабель», – значилось на первой странице, а еще чуть ниже: «История моей голубятни. Рассказы». Собственно из-за названия я и схватил ее с полки книжного шкафа. Столько замечательно-живого слышалось мне в этой комбинации слов. Казалось, именно за этой простой, картонной обложкой можно найти умиротворение и покой. Прочитать что-нибудь подобное – не самый дурной вариант, когда вокруг гремят нарисованные баталии.

Взглянув на доску, я увидел наш небольшой, но идеально вычерченный красным мелом, взвод. С запада подходил враг. Противник имел при себе и группу боевых машин, и минометы, и танки. В то время как мы располагали только тремя отделениями бойцов, несколькими пулеметами. Но ведь главное – сплоченность и вера в победу. Это видно даже по рисунку. По направлению стрелок предательского синего цвета было понятно, что взвод хотят взять в кольцо и добить. Тем временем подкрепление было  на подходе. А это значило, что скоро алые, родные сердцу стрелы, рассекая пространство, ринутся к первой линии неприятельских траншей.

А что же Бабель? А у Бабеля Одесса. Согретая белым солнцем, омытая Черным морем, Одесса. Я там и не был никогда, но, прочитав первые строки рассказа «Пробуждение», понял, что находиться сейчас в душной аудитории есть преступление перед всем прекрасным, что только существует на земле. Нужно было немедленно туда, к дворикам и улочкам, акациям и каштанам. Судьба красного взвода на зеленой доске уже не волновала меня. Больше переживаний было за маленького еврейского мальчика гимназиста, который прогуливал уроки скрипки. Он носил свои первые сочинения известному в городе журналисту, и был оценен. Но при этом разоблачен родителями в том, что уже месяц не посещал уроков. Так погибают музыканты и рождаются писатели.

В книге я видел реальные судьбы, реальные чувства людей. Это сокращало вековой разрыв между нашими мирами. Вот и революция 1905 года уже не казалась такой далекой. Потрясение целой страны, империи проникало в сознание не через даты и комментарии историков, а через восприятие все того же мальчика. Он хотел собственную голубятню, его дед обещал помочь. Но деда убивают во время погрома, двух белых голубей, купленных накануне, растаптывают на мостовой. Ужас бунта и поруганная мечта.

Вместе с проводником в синей шинели я кочевал от рассказа к рассказу. Мы спускались на разные уровни одесской жизни. Заглянули в порт, где меня познакомили с матросом парохода «Кенсингтон» по имени мистер Троттибэрн. Он контрабандой привозил в город курительные трубки на продажу, их в ручную точил в Линкольне его родной брат. Троттибэрн напрочь отрицал пользование трубками фабричного изготовления, а в связи с этим часто повторял: «Детей надо делать своими руками».

«Трубки  линкольновского мастера дышат поэзией, – говорит мой проводник. – В каждую из них уложена мысль, капля вечности». После мы говорили о гимназии, как тяжело было поступить, ведь евреев допускалось не более пяти процентов. Мальчик усердно готовился, но в первый год на его место взяли сына крупного торговца зерном. Тогда мой проводник выучил наизусть три книги: задачник Евтушевского, грамматику Смирновского и учебник начальной русской истории Пуцыковича, и был зачислен в ряды  гимназистов на следующий год. А я сразу же вспомнил, что свою великую книгу «Оперативное искусство» мне случается использовать исключительно как фортификационное оборудование.

И все-таки это был другой мир. Другая эпоха, другой отрезок времени. Множество историй о мелких лавочниках, маклерах, портовых грузчиках довелось мне услышать, то есть, конечно, прочитать на той паре. А судьба красного взвода осталась загадкой. Но зато будущее еврейского мальчика гимназиста представлялось очень живо. Он ведь станет писателем. Из-под его пера выйдут пьесы, рассказы, сценарии. Его новеллы о гражданской войне будут восхищать Маяковского. А красные маршалы будут писать о них разгромные рецензии. Он сделает себе имя, и скрипка для этого совершенно не понадобится.

Чтение художественной литературы на последнем ряду в классе тактики – вещь опасная. Если заметят, могут и книжку забрать. Я уже закрыл Бабеля и спрятал под парту. Но до сих пор не мог вернуться к реальности, хотелось выкурить трубку из города Линкольна, искупаться в Черном море.

Громом, камнем на голову упали слова полковника:

– А теперь курсант Андреев (это я) доложит нам порядок мотострелкового взвода в обороне.

 

Автор: Никита Сахаров

Иллюстрации: из открытых источников

Последние новости

СФР держит интригу: «крымский» стаж опубликуют в самое ближайшее время
1053 Город
Детский оздоровительный лагерь «Горный» примет больше детей
Завершение реконструкции путепровода в Инкермане в очередной откладывается. Виновата погода
2183 Город
Начальник Управления МВД России по Севастополю покидает свою должность
1205 Город
Гидрофиз избавился от тех, кто живет на крыше
2890 Город
За курение на балконе женщина заплатит 836 тысяч
2260 Город
На Северной объявились лже-энергетики с требованиями об оплате «долгов»
2448 Город
В Инкермане дробят асфальт вместо рекультивации недр?
2470 Город