20 С° нет
Лента новостей

Следствие длиною в век

Расстрел царской семьи в Екатеринбурге в середине 1918 года и предшествующее ему отрешение от престола императора Николая II до сих будоражат умы историков. Несмотря на то, что со времени этих событий прошло больше века, казалось бы, можно выяснить все буквально по минутам, но тайны и недосказанности остались.

Например, доктор исторических наук Дмитрий Лавров уверен, что известный нам со школьных времен «Манифест об отречении» фальшивка. Другой известный историк Евгений Спицин, в свойственной ему манере утверждает обратное.

Известная многим Наталья Поклонская - экс-прокурор Крыма, бывший депутат Госдумы озвучила распространенное мнение, что юридической силы такой документ не имеет.

Спицин  прокомментировал

«Поклонская, да. Но она просто, извините, «дурочка», которая ничего не понимает в источниковедении, тоже мне  «специалист»! Карандашная подпись государя была лакирована тут же, чтобы она не стерлась, этот акт затем заверил министр Императорского двора и уделов граф Фредерикс, который занимал эту должность 20 лет. На акте все это видно, в том числе и дата его составления. Вот она говорит - нет юридической силы, а она юрист – а в законе нигде не написано, что подобного рода акты должны подписываться пером или шариковой ручкой – просто должна стоять подпись, и все. А уж чем государь-император эту подпись поставил – сугубо его личное дело. Наличие карандашной подписи никоим образом не умаляет эту подпись под этим документом».

Кандидат исторических наук Петр Мультатули утверждает:

«На мой взгляд, эта бумага — абсолютная фальшивка. Она напечатана, по меньшей мере, на трёх печатных машинках, раз. С нарушением всех действующих норм оформления высочайших манифестов. Подпись графа Фредерикса сначала нанесена каким-то красителем, потом поверх красителя написана чернилами. Потом подпись императора просто всунута. Документ формата А3, картонный, в виде книжечки. Что же, нельзя было, чтобы он на обороте подписал, почему нужно было вписывать это именно на один лист? Самое главное, что все, кто видели процедуру, — Шульгин и другие люди — говорят, что манифест был подписан на телеграфных четвертушках. Что такое телеграфная четвертушка? Это маленький листок бумаги. А здесь мы видим один большой лист. Есть целый ряд подписок, поправок, подтёрок. Что это за документ такой?»

Почему уважаемые историки считают, что Отрешение императора – фальшивка?

Судите сами. Вот первый экземпляр отречения

«Начальнику Штаба В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны, во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России, почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и, в согласии с Государственною Думою признали Мы за благо отречься от Престола Государства Российского и сложить с Себя Верховную власть. Не желая расстаться с любимым Сыном Нашим, Мы передаем наследие Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем Его на вступление на Престол Государства Российского. Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего долга перед ним, повиновением Царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь Ему, – вместе с представителями народа, вывести Государство Российское на путь победы, благоденствия и силы. Да поможет Господь Бог России. Подписал: Николай II»

Действительно удивляет, что Николай поставил свою подпись карандашом, а удостоверительная подпись министра  Императорского двора генерал-адъютанта  графа  В.Б. Фредерикса обведена каким-то красителем. Кстати, впоследствии престарелый Фредерикс  утверждал, что не помнит, пописывал ли он этот документ или нет.

Вот второй экземпляр, который отличается от первого тем, что время составления документа затерто.

Но есть еще и третий экземпляр документа. Факсимиле этого «отречения» напечатано в 1919 году в Нью-Йорке г-ном Ломоносовым, в книге воспоминаний «Мемуары о русской революции», на 54-ой странице.

В этом документе подпись императора разительно отличается от той, которую мы видим на первых двух документах.

 И наконец, текст Манифеста, который был официально опубликован.

Начинается он, как и положено начинаться подобному документу. Глупо думать, что государь – император отрекался от престола перед начальником штаба, как это указано в предыдущих версиях документа.

Ситуация прямо напрашивается на проведение почерковедческой экспертизы, которая могла бы расставить все по своим местам, где подпись Николая, а где подделка.

Был ли проведена экспертиза?

В 1990-е годы была создана правительственная Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи. Комиссию возглавлял первый вице-премьер Б.Е. Немцов. Участвовать в работе комиссии был приглашен прокурор-криминалист Генеральной прокуратуры РФ В.Н. Соловьев, готовивший важнейшие экспертизы.

Вспоминает Владимир Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН:


«Встречаясь с Соловьевым, я задал ему вопрос: почему комиссия не произвела государственную, официальную экспертизу подлинности подписи императора под «отречением»? Ведь это одна из важнейших необходимых экспертиз, и такие экспертизы производятся, а для миллионов верующих именно эта экспертиза имеет особое значение.

На мой вопрос прокурор-криминалист ответил: мы понимали, что такая экспертиза необходима, но архивисты не хотели отдавать документ экспертам, а эксперты не хотели ехать в Госархив РФ, где сейчас хранится документ».

Напоминает детский сад, одни не давали, другие не хотели ехать. А ведь Комиссию возглавлял целый вице-премьер Правительства России. Неужели у него не хватило полномочий? Скорее всего, не было на то политической воли.

Однако Государственный архив РФ, опубликовал  Акт почерковедческой экспертизы, проведенной в 1929 году, в котором делается вывод о безоговорочной подлинности подписей Николая II, под актом отречения.

Кроме того, имеются многочисленные воспоминания свидетелей, дневниковые записи императора, камер-фурьерский журнал с записью об отречении Николая от престола.

Из дневника Николая 2 (15) марта 1917 года


«…Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 21/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин. я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!».

Факт сознательного и добровольного отказа императора от престола не вызывал сомнений и у современников. Так, например, киевское отделение монархического «Правого центра» 18 мая 1917 г. отмечало, что «акт об отречении, написанный в высшей степени богоугодными и патриотическими словами, всенародно устанавливает полное и добровольное отречение… Объявлять, что это отречение лично исторгнуто насилием, было бы в высшей степени оскорбительно, прежде всего, к особе монарха, кроме того, совершенно не соответствует действительности, ибо государь отрекался под давлением обстоятельств, но, тем не менее, совершенно добровольно».

Итак, Акт об отречении выражал истинную волю императора. Другое дело, что воля эта противоречила закону.

Следствие длиною в век

12 февраля 1833 года Николай I опубликовал Манифест об издании Свода законов Российской империи. А 1 января 1835 года император ввёл его в качестве единственного источника общеимперского права.

Будете смеяться или прятать улыбку от наивности автора, но Российская империя, с конца 19 века и по конец своего существования была правовым государством. Император являлся  источником закона, но мог отменять и изменять его только в соответствии с законной процедурой, а пока закон действовал, подчинялся ему.

Статья 39 Свода основных государственных законов гласила:

Императоровъ или Императрицъ, Престолъ наслѣдующіе, при  вступленіи  на  оный  и  миропомазаніи,  обязуются  свято   наблюдать вышепостановленные законы о наслѣдіи Престола.

(Император или Императрица, Престол наследующие, при вступлении на оный и миропомазании, обязуются свято наблюдать вышепостановленные законы о наследии Престола).

Теперь давайте внимательно посмотрим на статью 37 Свода законов. В ней указано:


«При  дѣйствіи правилъ, выше изображенныхъ о порядкѣ наслѣдія Престола, лицу, имѣющему на оный  право,  предоставляется  свобода  отрещись отъ сего права въ такихъ обстоятельствахъ,  когда за симъ не предстоитъ никакого затрудненія въ дальнѣйшемъ наслѣдованіи Престола».

Переводить не буду, но обращу внимание, что в законе право отречься от престола предоставлено лицу, имеющему на него право, а не действующему императору. Отречение действующего самодержца от власти, законами российской империи не допускалось. Отказ принять унаследованную по закону власть является, с точки зрения публичного права, нежеланием исполнять обязанность, то есть уклонением от своего долга.

Впрочем, профессор Н.М. Коркунов в своем курсе Русского государственного права 1909 года со ссылкой на отмеченную  норму сделал вывод: «Может ли отречься от престола уже вступивший на него? Так как закон предоставляет это право всем вообще «имеющим право на престол» и так как лицо царствующее, конечно, также имеет на него право, то, по-видимому, следует разрешить этот вопрос в утвердительном смысле».

Но тогда давайте посмотрим статью 38

«Отреченіе таковое, когда оно будетъ обнародовано и обращено въ законъ, признается потомъ уже невозвратнымъ».

Таким образом, по Основным законам Российской империи император Николай II имел право отречься от престола за себя, но его отречение не обрело законной силы, так как при его жизни не было обращено в закон его преемником.

Отрекаться за своего сына, цесаревича Алексея Император тоже не имел права. Цесаревич Алексей Николаевич мог бы отречься от своих прав на престол только сам лично, и не ранее достижения им династического совершеннолетия, которое для наследника определено в 16 лет.

Эта страшная назидательная история, которую следует помнить, знать, понимать, но не делать из нее никаких политических выводов. Но вывод о том, что несоблюдение законов может привести к непредсказуемым, порой страшным последствиям, далать можно и нужно.

Борис Колесников

 

Сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации.

Последние новости

КПРФ представила список кандидатов в депутаты Заксобрания г.Севастополя
«Единая Россия» утвердила список кандидатов в депутаты Заксобрания г.Севастополя
Следком возбудит уголовные дела в связи ненадлежащим состоянием многоквартирных домов в Севастополе и Керчи
В Севастополе участникам СВО выделят около ста земельных участков
Герои не умирают... В Севастополе простились с морским пехотинцем
Несостоявшиеся садоводы ДПК «Пантеон» дошли до суда
Долгоиграющая стройка: пожарное депо в с. Павловка планируют ввести в эксплуатацию осенью
2834 Город
Обновление школы в селе Орлином завершат досрочно
1113 Город