COVID-19 за сутки
в Севастополе
Заражения
13533
Выздоровело
12462
Смертей
577
Погода
в Севастополе
Температура
12°
Ветер
6 м/с
Осадки
нет

Александр Тахтай. Последний Херсонесит.

«…Как и всё, что я делал в Херсонесе, работая с немцами, но не для них, а для Херсонеса, эта работа была вызвана моим глубоким, ни на минуту не поколебленным убеждением в скоропреходящести немецкого владычества и в неминуемости воссоединения Херсонеса с Великой Советской «Большой Землей» и естественно вытекающим отсюда стремлением начать восстановление его музея заблаговременно, не ожидая твердожданного момента освобождения». Александр Кузьмич Тахтай

Пролистаем страницы его биографии и сразу окунемся в 1935 год.

Археолог Александр Тахтай получил назначение в Севастополь, на работу в музей-заповедник «Херсонес Таврический».

Здесь жизнь свела его с автором самой романтической книге о Севастополе повести, «Черное море».

Константин Георгиевич так описывает свою встречу с Тахтаем:
 

«Он провел нас на место последних раскопок и показал пласты почвы разных эпох. По ним, как химик по спектральным линиям, археолог читал прошлое этих берегов. Верхний слой был полон гигантских камней от обвалившихся стен Херсонеса и новых могил, — в прошлом веке в Херсонесе было устроено карантинное кладбище. Второй слой принадлежал византийской эпохе. Здесь нашли много монет Византии. Ниже лежал третий слой, где было много остатков римских времен. И наконец, в самом низу, на материковой скале, лежал слой эллинских вещей, главным образом черепков посуды, покрытых тусклым черным лаком.

В одной из стен нашли мраморную голову юноши, очевидно, творение великого мастера четвертого века до нашей эры. Сотрудник показал нам эту голову. Она была покрыта чешуей окаменелой пыли. Кто-то из диких жителей Херсонеса времен Византии, какой-то христианин, замуровал ее в стену жалкого дома вместо строительного камня».

Когда в наш город пришла война, из-за болезни жены Тахтай не смог эвакуироваться и остался в Крыму. В первых числах июля, после падения Севастополя, его вместе с защитниками города отправили в концлагерь, но позднее освободили с условием, что он будет организовывать экскурсии по Херсонесу для немецких солдат и офицеров.

«Цивилизованные» немцы, вели себя, как подобает варварам. Предоставим слово Ольге Берггольц:

«Они рассовывали по карманам драгоценные греческие терракоты, стеклянные сосудики для благовоний и вдовьих слез, они царапали на амфорах свастику, разводили на древних мраморных плитах варварские костры. Отчаяние владело старым ученым столь сильно, что делало его бесстрашным.

Он шел к немецкому офицеру, командующему частью, и кричал на него, и требовал унять солдат. Увидев в руках солдата какую-либо музейную вещь, Тахтай шел прямо на него и начинал мягко, но настойчиво отнимать эту вещь. 

— Камрад, — говорил он, пытаясь разжать цепкие пальцы грабителя, — камрад! Это нельзя. Это принадлежит прошлому. Это достояние человечества. Это не ваше…

И иногда солдат так изумлялся тому, что слабый, очень старый, морщинистый и седобородый старичок отнимает вещицу у него, вооруженного здоровяка, которому достаточно только дунуть, чтоб старичок покатился с ног, что, хохоча и изумляясь, отдавал украденную безделушку.

«Ничего никому, ни эллину, ни варвару, но буду охранять для народа херсонеситов», — упрямо твердил он присягу своего города — единственный херсонесит, единственный человек среди занявших Херсонес варваров».


Верхом дерзости Тахтая стало похищение из-под носа оккупационных властей ящиков с артефактами Херсонеса, подготовленными для подарка Манштейну. На ящиках уже написали: «Победителю Севастополя барону фон Манштейну». Но ящики бесследно исчезли. И только Кузьмич, как звали его жители окрестных хуторов, да его помощницы из числа севастопольских женщин знали, куда были спрятаны археологические сокровища. А еще его рукой составлен список ценностей, которые захватили фашисты, а напротив  указаны войсковые части, причастные к хищению.

Под ежеминутной угрозой ареста, лагеря, смерти Тахтай берег и хранил музей. И сохранил.

Однако время было суровое. В результате доноса, в мае 1949 года, А.К. Тахтай был уволен с работы. 27 августа 1949 года исследователь был арестован. После недолгого следствия и суда, 11 ноября 1949 года судебная коллегия по уголовным делам Крымского суда осудила его на 25 лет исправительно-трудовых лагерей. Срок он отбывал в Угличском лагере.

Мало кто знает, что к этому имели отношение коллеги Александра Кузьмича, которые написали донос в НКВД, их дети в настоящий момент живут в Севастополе. Об этом факте в музее предпочитают не говорить, мол, зачем ворошить прошлое?

 

 

29 октября 1955 года А.К. Тахтай был амнистирован. Скончался А. К. Тахтай 25 июля 1963 года, похоронен в Донецке. 5 января 1994 года по заключению Прокуратуры Республики Крым Александр Кузьмич Тахтай был реабилитирован.

A4 Авторская колонка Все публикации автора