21 С° нет
Заражения 15 217 +29
Выздоровело 13 879 +14
Смертей 699 +1

Белоснежная жемчужина Севастополя

Какая редкость, когда есть точная дата основания города. Севастополь в числе редких исключений. Нам точно известно, когда и по чьей воле он был основан. Велики были имена основателей города - Екатерина, Потемкин, Суворов, и святой земли Русской Федор Ушаков. Вместе с городом, свою летопись ведет его ровесница - Графская  пристань.

И сразу загадка, которая  кроется в ее названии. Откуда в морском городе вдруг появилась «Пристань»? У нас изначально места стоянки кораблей сплошь бочки, стенки да причалы. А тут пристань, что-то из лексикона речных матросов. Первоначально Пристань не имела названия. Свое первое имя она получила в 1787 году, когда Екатерина ІІ, предприняв длительное путешествие для осмотра «бриллианта в своей короне», Крыма, посетила Севастополь. К ее приезду Пристань  благоустроили и по повелению светлейшего князя Таврического Григория Александровича Потемкина, назвали Екатерининской.

Но название не прижилось. Ходит легенда, что своим графским титулом, Пристань обязана Марко Войновичу, который с 1786 года командовал Черноморской эскадрой. Граф Войнович, приезжая со своего хутора на Северной стороне,  причаливал здесь. Встреча командующего была обставлена военным ритуалом  и собирала немало зевак.  Так потихоньку и прижилось  название «Графская»

Примечательно, что Михаил Петрович Лазарев всегда называл пристань по ее официальному названию- «Екатерининская».  Он раздраженно  писал в Петербург: «Граф Войнович никогда не заслуживал, чтобы великолепная эта пристань называлась его именем, а дали ей это название просто без всякого намерения».

Графская пристань видела многое.  Она помнит поступь всех командующих Черноморским флотом, не раз встречала венценосных особ. Она вместе с горожанами  в 1853 году  чествовала, возвратившегося после Синопской победы,  вице-адмирала Павла Степановича Нахимова.

Мемориальная доска на Графской пристани

27 ноября 1905 года мятежный  лейтенант Петр Петрович Шмидт отбыл с ее настила на революционный крейсер «Очаков». Сюда же, по приказу командующего Черноморским флотом, адмирала Александра Васильевича Колчака,  8 мая 1917 года, на крейсере «Принцесса Мария» были доставлены останки руководителей восстания на крейсере «Очаков» - П.П.Шмидта, Н.Г.Антоненко, А.И.Гладкова, С.П.Частника, расстрелянных в 1906 году на острове Березань. 

Графская пристань стала свидетельницей эвакуации войск, под командованием генерал-лейтенанта Петра Николаевича Врангеля.

Помнит Пристань и радостные дни освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков, когда над колоннадой Графской пристани взвился Военно-морской флаг.

В 1992 году  Графской предстояло еще раз встретиться  со своими адмиралами – героями Первой обороны Севастополя:  Павлом Степановичем Нахимовым, Владимиром Алексеевичем Корниловым, Владимиром Ивановичем Истоминым, и их учителем Михаилом Петровичем Лазаревым.

Адмиралы один за другим погибли на севастопольских бастионах и были захоронены в Свято-Владимирском соборе, который севастопольцы так и называют- Усыпальница адмиралов.

Общественное мнение взбудоражила статья Б. Коржавина в газете "Известия" (N 246/23512) за 16 октября 1991 года. В ней рассказывалось, что во Владимирском соборе в Севастополе, где как считается, покоятся останки адмиралов М.П. Лазарева, П.С. Нахимова, В.А. Корнилова и В.И. Истомина, на самом деле останков нет, несмотря на утверждение памятного знака, установленного в соборе. Люди, посещающие собор и возлагающие цветы, как они считали, на могилу адмиралов, возлагали их на что-то вроде мемориальной доски. Но, значит, могила вскрывалась, и останки адмиралов были, почему-то тайно, перезахоронены в другом месте? Не совсем так, хотя останки, действительно, были из могилы изъяты.
Что же тогда произошло и где, в самом деле, находится могила героев первой обороны Севастополя? Оказывается, никакой могилы, как таковой, в настоящее время нет, если понимать под словом "могила" место в земле, где покоятся останки человека, а прежняя могила, действительно, вскрывалась, и не один раз.

Позже, в январе 1992 года из статьи в тех же "Известиях" писателя-мариниста В. Конецкого, стало известно, что останки адмиралов найдены. Все это время они хранились в коробке из-под фруктов в кладовой ленинградской коммуналки, в которой проживал студент-археолог, участник раскопок во Владимирском соборе.

Потомки адмирала русского флота Константина Ивановича Истомина, старшего брата героя обороны Севастополя контр-адмирала Владимира Ивановича Истомина (сам Владимир Иванович потомства не имел) обратились к Главнокомандующему ВМФ России
адмиралу флота В.Н.Чернавину, с просьбой перезахоронить останки адмиралов в Севастополе.

Положительное решение было принято.

Гробы с останками адмиралов были вначале доставлены в оборонительную башню Малахова кургана, затем на Графскую пристань, а после на БМП, во Владимирский собор, к месту упокоения. На БМП кроме флага ВМФ был установлен Андреевский флаг. Так город и Графская пристань, впервые с 1920 года, эвакуации в Бизерту армии П.Н Врангеля, увидели овеянный в боях и походах Андреевский флаг . Это случилось 29 февраля 1992 года.

 

Львы и колоннада

При адмирале Лазареве на Пристани поставили двух львов, выполненных из мальтийского песчаника, но под воздействием морской воды они стали осыпаться. В рапорте А.С. Меньшикову Лазарев в январе 1841 года доносил, что «…я полагал бы на место пришедших в негодность львов выписать из Италии другие, мраморные»

У него же появилась мысль обустроить колоннаду и таким образом завершить ее строительство. Как утверждают документы, хранящиеся в РГА ВМФ, проект вначале составил инженер-подполковник Адлерберг. Утвердили же другой проект, представленный еще в 1837 году инженер-полковником Джоном Уптоном, за исключением колоннадной галереи.



Но адмирал Лазарев не оставлял попыток завершить задуманное и неоднократно обращался к царю и А.С. Меньшикову с этой просьбой. Возможности же устройства колоннады поспособствовали некоторые обстоятельства. В сентябре 1844 года в Севастополе случилось происшествие: ночью «один человек с лошадью, впряженной в дрожки, а другой с конной повозкой по неосторожности и по темноте опрокинулись вниз по лестнице». В этом же месяце адмирал вновь пишет князю Меньшикову, убеждая его в необходимости постройки колоннады, которая «могла бы служить украшением лучшего места в порту и которая по предварительно составленному исчислению обойдется не дороже 4190 рублей. 69 ¼ коп серебром». Такая точность и несчастные случаи убедили всех.

В 1846 году портик с колоннадой украсили город. История сохранила имя одного из ее строителей – Аверьяна Павловича Лагутина. Его – основателя династии севастопольских каменотесов – изобразил Франц Рубо на живописном полотне панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855».

 

A4 Авторская колонка Все публикации автора