21 С° нет
Заражения 85 101 +4
Выздоровело 82 620 +4
Смертей 2388 +1
Лента новостей

На своей картине он изобразил ее четырежды

Фамилия Брюллов не чужда для Севастополя.  Александр Павлович Брюллов — русский художник-портретист, архитектор. Жизнь его протекала в 19 веке. Он успел многое. Севастопольцы знают Александра Павловича Брюллова как автора проекта памятника, посвященного блистательной победе экипажа брига "Меркурий" под командованием капитан-лейтенанта А.И. Казарского.

По проекту академика архитектуры А.П. Брюллова в 1843-м началось, а в 1847-м завершилось строительство Дома общего собрания флагманов и капитанов. Находилось здание на Екатерининской площади, у подножия холма, на котором расположен Матросский бульвар. Это было одно из лучших зданий Севастополя.

В 1846 году по проекту А.П. Брюллова началось строительство нового здания Морской библиотеки на Центральном холме — на месте здания, сгоревшего 17 декабря 1844 года. 2 ноября 1849 года состоялось торжественное открытие Морской библиотеки. Новое здание было лучше прежнего. Библиотека прочно завоевала любовь читателей-моряков. К сожалению, здание не уцелело. 28 августа 1855 года, когда неприятель вошел в город, здание Морской библиотеки, построенное по проекту архитектора А.П. Брюллова, было сожжено. До настоящего времени сохранилась только башня ветров, входившая в комплекс здания библиотеки и служившая для вентиляции книгохранилища.

Но речь сейчас пойдет о его младшем брате, которого называют Великий Карл – Карле Павловиче Брюллове, а точнее о самой знаменитой его картине «Последний день Помпеи».

Великие художники часто вкладывают в свои картины смысл, который под силу разгадать только искусствоведам. Знатоки  искусства до сих пор бьются над разгадкой расположения фигур в картине Леонардо да Винчи «Тайная вечеря».

Если посмотреть картинуА.  Иванова «Явление Христа народу», увидим, в каждой фигуре заложен свой особый смысл.

 Например, он пытался изобразить на картине своего друга, духовного наставника Николая Гоголя. На картине все персонажи парные. Одиночных два, Христос и Гоголь. Это  как бы знак того, что они образуют пару. Все персонажи устремлены ко Христу или поворачиваются к нему, и только Гоголь изображён кающимся, стоящим на одной линии с Христом, смотрящим в одном направлении с Ним.

Есть еще один одиночный персонаж -  сам художник. Но он как бы смотрит на все со стороны, выступая летописцем события.

Иванов  писал свой шедевра 20 лет, но все же допустил ошибку.

Обратите внимание на персонажей в левом углу картины. Там изображен старец, стоящий  по щиколотки в воде  опирающийся на посох и. Он одет в белую набедренную повязку. Но в воде отражается повязка красного цвета.

Ошибка, недосмотр художника или какой-то тайный смысл, который мы пока не можем разгадать?

Но вернусь к ученику Иванова, Карлу Брюллову.

В 1828 году молодой Брюллов жил и работал в Риме. Незадолго до этого археологи начали раскопки трёх погибших под пеплом Везувия городов. Да-да, их было целых три. Помпеи, Геркуланум и Стабии.

Для Европы это было невероятным открытием. Ведь до этого о жизни античных римлян знали по отрывочным письменным свидетельствам. А тут целых 3 города, законсервированных на 18 столетий.

Конечно, Брюллов не смог пройти мимо такого события. И отправился на место раскопок. К тому времени Помпеи были расчищены лучше всего. Художник был так поражён увиденным, что почти сразу приступил к работе.

Работал он очень добросовестно. 5 лет. Большая часть времени у него ушла на сбор материалов, эскизы. Сама работа заняла 9, по другим сведениям 11  месяцев.

В этом месте надо отвлечься и написать об одной женщине, которая оставила след в сердце Великого Карла. На своей знаменитой картине он изобразил ее четырежды.

Звали ее Юлия Самойлова, она была графиней, происходила из рода Скавронских, родственников супруги Петра I, Екатерины I. Юлия приходилась Екатерине племянницей.

С Карлом Брюлловым Юлия Павловна познакомилась в Италии в 1827 году. Карл вместе со своим братом, архитектором Александром, в 1823 году был направлен за границу Обществом поощрения художников.

Портреты очаровательной графини стали одними из лучших творений художника. Он писал Юлию Павловну множество раз. Не только потому, что страстно любил ее, но, как считают исследователи, оттого, что она удивительным образом отвечала его представлениям о женской красоте. Черты ее облика приданы и героиням «Помпеи», и образу Вирсавии (картина эта, кстати, в минуту недовольства была прорвана сапогом, запущенным в нее автором), и «Даме, спускающейся в гондолу».

Вирсавия.
]

Графиня Самойлова конечно, знала, что художник находится в поисках модели для центральной фигуры в композиции картины «Последний день Помпеи»и, соответственно, была готова дать ему столько времени, сколько ему нужно для работы. И началась их совместная работа над монументальным полотном. По словам людей, которые знали ее в те годы, графиня резко изменилась после знакомства с художником. Привыкнув к командованию и приказному тону, к Брюллову она относилась иначе: как к первосвященнику, восхищаясь его вечным искусством и талантом. «Никто в мире не восхищается тобой и не любит тебя так, как я…», - написала она художнику. Яркие, красивые, они были незабываемой и даже идеальной парой: он был великим художником, она - прелестной девушкой и мечтой великого художника.

Кстати, в хаосе пламени и панике, царящей  на полотне, Карл Брюллов  изобразил сам себя. Это художник, который пытается спасти самое дорогое, что у него есть, – ящик с кистями и красками.

Он словно застыл на минуту, стараясь запомнить картину, развернувшуюся перед ним. А вот рядом с ним, испуганная женщина с кувшином на голове это Юлия Самойлова. Несчастная мать, в ужасе прижимающая к себе детей, тоже она.

Женщина, спасающаяся вместе с мужем, прижимающая к себе маленьких сыновей, тоже Самойлова.

И наконец, она же – лежащая на земле с распростёртыми руками, погибшая красавица. Художник описал судьбу женщины. От молодой девушки с кувшином на голов, до матери семейства, погибшей на глазах детей.

А сама картина вызвала триумф. Баратынский написал хвалебную оду в честь Брюллова, строки из которой впоследствии стали афоризмом: «И стал «Последний день Помпеи» для русской кисти первый день!». А Пушкин посвятил этой картине стихи:
Везувий зев открыл – дым хлынул клубом – пламя
Широко развилось, как боевое знамя.
Земля волнуется – с шатнувшихся колонн
Кумиры падают! Народ, гонимый страхом,
Под каменным дождём, под воспалённым прахом,
Толпами, стар и млад, бежит из града вон.

 

Фото: Государственный Русский музей

A4 Авторская колонка Все публикации автора

Последние новости

Е. Алтабаева: Детей из семей смогут забирать только по решению суда
220 – летие Павла Степановича Нахимова. Несколько фактов о великом адмирале
1213 Город
5 июля – памятная дата – «День защитника Графской пристани»
1186 Город
Более 9 тысяч жителей Севастополя ограничены в праве выезда за пределы страны из-за долгов
1396 Город
В Мариуполе установили мемориальную табличку Андрею Палию
2258 Армия
Отремонтированные велосипеды и самокаты безвозмездно передадут новым юным владельцам
1116 Город
Пляж «Учкуевка»: обсудили, утвердили, но не успели доделать
2500 Город
Госдума может изменить правила принятия новых территорий в состав России