12 С° нет
Заражения 29 612 +122
Выздоровело 27 291 +127
Смертей 1107 +2
Лента новостей

Тени незабываемого прошлого

Недалеко от Оборонительной башни Малахова кургана стоит памятник вице-адмиралу Владимиру Алексеевичу Корнилову. Адмирал изображен в тот момент, когда, смертельно раненный вражеским ядром, он, приподнявшись, дает последний наказ защитникам города: «Отстаивайте же Севастополь!». Монумент 48 –летнему герою Первой обороны установлен 17 октября 1895 года.

Поэт Алексей  Апухтин в 1854 году, которому в то время отроду было 14 лет, написал стихотворение «Памяти адмирала Корнилова»

Севастополь величавый

Надежней стен оберегал…

Но смерть поспорила со славой,

И верный сын России пал,

За славу, честь родного края,

Как древний грек, он гордо пал

И, все земное покидая,

Он имя родины призвал…

На месте смертельного ранения Корнилова юнгами был выложен крест из вражеских ядер. Это был первый памятник адмиралу. И только через сорок один год, 5 октября 1895 г., состоялось открытие памятника Корнилову на месте, где он был смертельно ранен. На постаменте были высечены известные теперь каждому севастопольцу, посмертные слова Корнилова и перечислены все корабли, на которых служил адмирал, а также морские сражения, в которых он принимал участие. Авторы — генерал-лейтенант А.А. Бильдерлинг и скульптор академик И.Н. Шредер.

Адмирал был  смертельно ранен в первый день бомбардировки Севастополя, 5 октября 1854 года, около 11 часов. Его перенесли во временный госпиталь на Корабельной стороне (против Лазаревских казарм, ныне территория в/ч на ул.Лазаревской), где прославленный флотоводец в 17 часов скончался. На месте его смерти была воздвигнута часовня, которая до наших дней не сохранилась.

К часовне я вернусь чуть позже, а пока несколько фактов из жизни Владимира Алексеевича Корнилова.

М.Ю. Лермонтов и В.А Корнилов – троюродные братья.

Не так давно любителями исторических династических связей было выяснено, что адмирал Корнилов  являлся троюродным братом поручика Тенгинского полка Михаила Лермонтова. Вообще род Лермонтовых дал флоту немало прекрасных моряков, в том числе и адмиралов. Нет фактов, что они когда-то встречались, однако доказано, что оба бывали в Петербурге в одно и то же время, так что их пути вполне могли пересекаться. Отметим, что Владимир Корнилов был весьма эрудированным и начитанным человеком, увлекающимся литературой и искусством. Он, к примеру, до конца своих дней был очень дружен с художником Айвазовским. Поэтому излишне говорить, что Корнилов был прекрасно знаком с творчеством своего дальнего родственника, тем более, что если один из троюродных братьев воевал в кавказских горах, то второй осуществлял в это время блокаду кавказского берега.

В 1841 году в Пятигорске на дуэли с поручиком Мартыновым погибает Лермонтов. В том же году, некоторое время спустя после его гибели Корнилов внезапно отправляет в Пятигорск офицера своего корабля. Официальная версия поездки — лечение на минеральных водах. Для чего поехал в Пятигорск офицер, на самом деле неизвестно. Однако можно предположить, что, посылая своего подчиненного в отпуск на лечение, Корнилов поручил ему узнать подробности гибели своего кузена-поэта и поклониться его праху.

Недостаточная бодрость

Владимир Алексеевич Корнилов появился на свет 1 февраля 1806 года в Тверской губернии. Его отец был морским офицером, занимал губернаторские должности в сибирских краях, в конце жизни стал сенатором. Но, несмотря на относительно высокие посты и чины, Корнилов-старший не был богат – за ним числилось всего 30 душ крепостных. Идя по стопам отца, Корнилов-младший в 15 лет поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, старейшее учебное заведение России, которое император Павел I называл «колыбелью флота». Через два года закончил его, став мичманом. Однако в 1825 году Корнилова уволили со службы с формулировкой «за недостаточной для фронта бодростью». Таким было начало пути человека, которого вскоре признали одним из самых образованных и деятельных русских морских военачальников.


Французские романы – за борт!

В 1826-м по ходатайству отца Корнилову разрешили вернуться во флот. Командир линейного корабля «Азов» капитан I ранга Лазарев зачислил его в свой экипаж и стал его наставником (вместе с Корниловым в команду были зачислены и другие будущие руководители обороны Севастополя – лейтенант Павел Нахимов и гардемарин Владимир Истомин.) Лазарев разгадал в мичмане большие способности и решительно приступил к его воспитанию. Обратившись к Корнилову со словами: «Вы считаете себя образованным? Как морской офицер вы невежественны. Вы много читаете? Это бесполезное чтение», – Лазарев выкинул за борт французские романы, которые Корнилов читал на досуге, и заменил их книгами по специальности из собственной библиотеки. Кроме того, Лазарев призвал своего подопечного «создать другие привычки, найти общий язык с матросом и учиться, внимательно наблюдая за старшими по званию офицерами». Наука не прошла даром. В октябре 1827-го Корнилов принял боевое крещение, командуя тремя пушками в сражении с турецким флотом при Наварино и, по мнению Лазарева, «действовал как весьма деятельный и храбрый офицер».



Лучшая акварель Брюллова

 

Летом 1835-го художник Карл Брюллов, к тому времени уже написавший свою знаменитую картину «Последний день Помпеи» и прославившийся, отправился с историко-художественной экспедицией Орлова-Давыдова в Грецию и Турцию. Во время путешествия по Греции Брюллов заболел, был принят на борт брига «Фемистокл», стоявшего в Афинском порту, и вместе с ним совершил путь из Афин в Константинополь. Командовал «Фемистоклом» капитан-лейтенант Корнилов, и между ним и Брюлловым завязалась дружба. Во время этого плавания и был написан «Портрет Корнилова», который теперь считается одной из лучших акварелей Брюллова. С портрета на нас смотрит «отличный офицер и совершеннейший джентльмен», – так сказал о Корнилове адмирал Михаил Лазарев.


«Избрав один раз службу государю…»

14 сентября 1854 года командиры воинских частей Севастополя избрали Корнилова руководителем обороны города, подчинив ему и флотские, и сухопутные части. 5 октября противник предпринял первую массированную бомбардировку города. Перед началом бомбардировки Корнилов обратился к солдатам и матросам с такими словами: «Отступления не будет, сигналов ретирады (то есть сигналов отступления. – Ред.) не слушать, и если я велю отступать, коли и меня!» Бомбардировку удалось отразить, но этот победный день омрачила смерть Корнилова. На Малаховом кургане он был смертельно ранен неприятельским ядром, раздробившим левое бедро, фактически, ему оторвало ногу. Корнилова перенесли в госпиталь на Корабельной стороне, где он вскоре скончался. После гибели Корнилова в его шкатулке нашли завещание, адресованное жене и детям: «Детям завещаю: мальчикам – избрав один раз службу государю, не менять её, а приложить все усилия сделать её полезною обществу. Дочкам следовать во всем матери».

Проклятая шашка

В 1853 году адъютант Корнилова Григорий Железнов купил в Сухум-Кале шашку. Купил всего за 13 рублей, хотя на самом деле такое оружие стоило около сотни. Столь низкая цена, якобы, была связана с предысторией шашки, говорили, что ни один из её предыдущих владельцев не пережил первого же боя с ней. Железнов счёл это глупыми суевериями, однако после её покупки погиб в первом же бою. Корнилов оставил шашку себе на память о верном адъютанте. И 5 октября 1854-го впервые надел её. Почти все орудия противника были уже подбиты, когда французское ядро ударило прямиком в шашку, висевшую на боку адмирала, разбило её пополам и оторвало Корнилову ногу.


Вернусь, как и обещал, к часовне, воздвигнутой на месте кончины Владимира Корнилова.

После окончания 349 –дневной обороны, нашим войскам пришлось оставить город. В Севастополь, оставленный, но непобежденный вошли английские, французские и турецкие войска. В составе английской армии было несколько бригад легкой кавалерии. Одной из них командовал сэр Чарльз Томас Ван Страубензи.

Посмотрите на его портрет. Вполне похож на джентльмена.

сэр Чарльз Томас Ван Страубензи

С виду порядочный человек. Но вот беда, оказался вороватым. Приглянулся джентльмену позолоченный крест,  украшавший адмиральскую часовню. И он, долго не думая, упер его на свою туманную родину.

Так, с той поры и стоит в Спенниторне, что в Северном Йоркшире, на кладбище церкви святого Михаила и всех Ангелов надгробный памятник семьи Ван Страубензи, увенчанный этим корниловским крестом.

Семейный склеп Страубензи с украденым крестом

На месте кончины адмирала в 1966 на территории тогда Школы подводного плавания был установлен бюст В.А.Корнилова, работы матроса И.И.Штанова. Правда, не знаю, сохранился ли он до настоящего времени.

Последние новости

В департаменте сельского хозяйства провели выемку документов
Главный санитарный врач назначен в Севастополе
Всероссийский слет Национальной лиги студенческих клубов проходит в СевГУ
Коллапс! Жители Нахимовского района штурмуют транспорт, транспорт «штурмует пробки»
1206 Город
Благотворительный «Бал у Айвазовского» пройдет в Крыму в честь 110-летия акции милосердия «Белый цветок»
Севсгосстройнадзор отвечает Застройка побережья бухты Казачьей является самовольной –Севстройнадзор
2292 Город
В Севастополе подорожает проезд в общественном транспорте
1570 Город
Владимир Колокольцев принял решение представить госавтоинспекторов из города Перми к государственным наградам