COVID-19 за сутки
в Севастополе
Заражения
13566
Выздоровело
12484
Смертей
579
Погода
в Севастополе
Температура
Ветер
5 м/с
Осадки
нет

Утраченное наследие. Шестой бастион

 

Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к отеческим гробам. Любовь к родному пепелищу,  На них основано от века По воле Бога самого Самостоянье человека, Залог величия его.

Немного осталось в городе сохранившихся до наших дней свидетельств о Первой героической обороне 1854-1855 годов.

Часто мы просто не задумываемся, откуда взялись такие дивные названия улиц, как «1-я Линия Бомбор», или, например «6-я Бастионная».

В известном стихотворении сказано:

«Остановись, прохожий, не спеши,

Здесь Севастополь - город бастионов.

Его железным воздухом дыши,

Чтоб в трудный час остаться непреклонным».

 

Всего, во время Крымской войны в городе было построено восемь бастионов. Бастионы –оборонительные сооружения прямоугольной формы,  составляли основу оборонительной линии протяженностью около семи километров.

1-й бастион неприятель атаковал, и то неудачно, только один раз-6 июня. Воины этого бастиона помогали в отражении штурмов соседнему, второму бастиону, поражая вражеские колонны с фланга.

Про 2-бастион один из участников обороны вспоминает: «Кто шел на этот бастион, — тот не надеялся вернуться живым».

3-й  бастион занимал важное место в системе обороны. Англичане, действовавшие против бастиона, не раз штурмовали его, но взять так и не смогли. Этот бастион действительно прославился тем, что большинство рейдов в стан противника смельчаки-«охотники» совершали именно с этого укрепления. Отсюда уходил в свои отчаянные рейды и легендарный Петр Кошка.

4-й бастион, который находится на нынешнем Историческом бульваре, славен своей подземной войной под руководством Эдуарда Ивановича Тотлебена. Подземными работами на бастионе руководил штабс-капитан Александр Васильевич Мельников, которого  даже прозвали «обер-кротом».

На этом бастионе воевал подпоручик, граф Лев Толстой.

5-й бастион располагался на нынешнем кладбище Коммунаров. На этом бастионе воевал 12-летний бомбардир Коля Пищенко, о храбрости которого знал весь Севастополь. За бесстрашие и отвагу юный герой был награжден серебряной медалью «За храбрость» и Георгиевским крестом. Когда по окончании боевых действий Коля Пищенко покидал Севастополь, он имел 11 лет службы — в сражавшемся Севастополе месяц службы считался за год. Именем юного героя названа одна из улиц Севастополя.

А вот памятники 6-му и 7-му бастионам  мы не найдем. Они никогда не устанавливались.

К тому месту, где располагался 6-й бастион можно пройти от площади Восставших, мимо рынка «Чайка», по улице Частника. (бывшая Наваринская, изначально Новослободская)

Сергей Частник старший баталёр крейсера «Очаков», один из руководителей вооружённого восстания на Черноморском флоте в ноябре 1905 года. Частник был единственным из унтер-офицеров, кто не оставил команду восставшего крейсера.

Как вспоминает Наталья Васильевна Бенедык, которая много лет была секретарем комиссии по наименованию и переименованию улиц, площадей, парков и иных топонимических объектов при Севастопольской городской государственной администрации, во времена Украины «… Нам перевели улицу Частника как улицу Приватника. Мы горько усмехнулись: в 1942 г. фашисты издали карту Севастополя, где было написано "Приватштрассе", но то были фашисты, они не знали нашей истории. Фамилия же известного в Севастополе революционера Частника не подлежит переводу. Так мы можем дойти до парадокса».

В 1875 году Севастопольская городская дума, по инициативе городского головы Михаила Ильича Кази приняла решение никогда не застраивать участки, где находились укрепления в период осады Севастополя. Намечалось создать по всей линии обороны скверы и бульвары, а также установить мемориальные обозначения и памятники.

Но время и войны безжалостны. Это замечательное решение выполнить не удалось. И все же мы подходим к перекресту ул. Частника и Катерной и перед нами, то, что осталось от 6-го бастиона.

 

Некоторые севастопольские историки – любители склонны утверждать, что эта башня не имеет отношения к бастиону. Вероятно, их смущает бетонная бойница для орудия. Этот строительный материал во время Первой обороны не применялся.

Но предоставим слово Владимиру Георгиевичу Шавшину, который 1990 года в течение свыше полутора десятков лет был руководителем отдела охраны памятников Управления культуры города Севастополя.

«Шестой бастион — ближе к морю. К нему ведет улица, названная в 1937 г. именем Частника. Она проходит по тому месту, где в первую оборону города находилась оборонительная линия между пятым и шестым бастионами. Справа, где сейчас детский стадион, 1 декабря 1854 г. моряки с корабля «Ростислав» построили редут, названный Ростиславским. Он имел прямоугольную форму. Один из фасов редута образовали из строений военно-сухопутного госпиталя. Укреплением стал командовать лейтенант 37-го флотского экипажа Бутаков — отличный артиллерист и храбрый офицер, награжденный орденом святого Георгия IV степени.
Смело и решительно действовал личный состав редута. Во время артиллерийского обстрела была разрушена одна из амбразур. Ее бросился расчищать рядовой 2-й роты 3-го саперного батальона Никифор Ермолаев. Под шквальным огнем противника он убирал землю, оттаскивая камни. В это время в орудийном дворике разорвалась еще одна вражеская бомба. Чудом оставшийся живым, Ермолаев с шутками, ободряя товарищей, завершил работу. За этот подвиг Никифор Ермолаев получил знак отличия Военного ордена.
На перекрестке 6-ой Бастионной улицы с улицей Катерной видна часть полукруглой башни, выщербленная осколками двух войн. Покрытые патиной времени смотрят амбразуры для ружейной стрельбы. Остатки оборонительной казармы и часть вала — все, что осталось от шестого бастиона. Памятник на территории укрепления к 50-летию обороны не установили, хотя и существовал проект архитектора Вейзена.
Время не пощадило это фортификационное сооружение прошлого века. Но память не подвластна времени.
Это укрепление, одно из немногих в Севастополе, было почти полностью построено к началу осады. На нем стояла оборонительная казарма. Впереди бастиона находился ров глубиной в 6 футов. Пятнадцать крепостных орудий, установленных на поворотных платформах, обстреливали Рудольфову гору, Херсонес и прилегающую местность. От шестого бастиона вправо отходила каменная оборонительная стена, часть которой сохранилась до наших дней.
Вначале бастион был самым сильным из всех сухопутных укреплений. Тем не менее, и казарма и куртины, построенные инженерами-казнокрадами, не могли считаться надежными сооружениями. Не случайно капитан 1 ранга Зорин предлагал в первую же бомбардировку посадить за оборонительной стенкой инженеров-строителей и заставить их там составлять отчет о расходах на ее постройку.
«Посмотрели бы вы, — прибавлял он, — какие толстые стены завели господа инженеры в своих домах на приходы от этой тоненькой стенки».
Чтобы усилить бастион, по распоряжению Корнилова с Михайловской батареи доставили шесть бомбических орудий.
Шестым бастионом вначале командовал капитан-лейтенант 36-го флотского экипажа Николай Федорович Гусаков, а затем лейтенант Алексей Степанович Шумов.
Артиллерийская прислуга к орудиям, как и на других укреплениях, состояла в основном из моряков. Они принесли на бастионы судовые порядки и обычаи: землянки и блиндажи называли кубриками, а бастион — кораблем. Время отсчитывали корабельные склянки, через каждые полчаса часовой ударял в рынду, а свисток боцмана призывал к сбору на разные работы.
В день Инкерманского сражения, 24 октября 1854 г., для отвлечения сил противника, с шестого бастиона была произведена крупная вылазка, превратившаяся в целое сражение. Минский пехотный полк в количестве 3075 человек с четырьмя орудиями под командованием генерал-майора Тимофеева, выйдя из ворот оборонительной стенки, двинулся к французским батареям на горе Рудольфа. Оттеснив передовые посты противника, русские ворвались на батареи и стали заклепывать орудия. Завязалась кровопролитная рукопашная схватка.
Внезапная и стремительная атака русских подняла по тревоге весь осадный корпус генерала Форе. Опасаясь, что противник отрежет их незначительные силы, Тимофеев начал отводить свои войска назад. Увлеченная преследованием, бригада генерала Лурмеля попала под огонь Шемякиных батарей и шестого бастиона и понесла большие потери. Был убит и сам генерал.
В вылазке русские потеряли убитыми и ранеными 23 офицера и 1071 «нижнего чина».
На шестом бастионе наступили суровые будни войны: солдаты и «нахимовские львы», как называли в Севастополе матросов, совершенствовали земляные укрепления, восстанавливали разрушенные бомбардировками батареи, совершали вылазки. Большинство из них остались безвестными героями, оставившими в мировой памяти общее гордое имя — защитники Севастополя. И лишь некоторые имена сохранила история, вписав их в летопись героической эпопеи.
С первого дня обороны на бастионе находился матрос Самсоненко, человек необычайной смелости и отваги. Заметив, что вновь прибывшие солдаты еще не привыкли к опасности, он решил их ободрить, вселить уверенность в свои силы. Самсоненко «взобрался на вал, сел к неприятелю задом и закурил трубку. Он сидел несколько минут, осыпаемый пулями, пока батарейный командир не приказал ему слезть…».
Любовь к Родине, горячий патриотизм привели в осажденный Севастополь многих добровольцев. Среди них был сын создателя Толкового словаря русского языка Даля — Лев Даль. 19-летний студент Императорской Академии художеств сражался на шестом бастионе. В минуты затишья беспристрастный очевидец делал зарисовки севастопольских исторических событий.
5 августа 1855 г., открыв губительный артиллерийский огонь, союзники начали пятую бомбардировку города. За сутки они произвели более 17 тысяч выстрелов, в основном разрывными снарядами. Защитники несли огромные потери. В те дни князь Горчаков писал военному министру Долгорукову, что в его армии «нет ни одного человека, который не считал бы безумием дальнейшее продолжение обороны». Напрягая последние силы, севастопольцы мужественно сопротивлялись, били врага не числом, а умением. Но силы были явно не равны»

 

В настоящее время башня не внесена в реестр объектов культурного наследия. Но разве что -нибудь, мешает городским властям установить хотя бы скромную мемориальную табличку, рассказывающую жителям и гостям города  о его славном героическом  прошлом.

A4 Авторская колонка Все публикации автора