19 С° нет
Заражения 94 038 +36
Выздоровело 90 700 +50
Смертей 2436
Лента новостей

Яркие неоднозначные люди. Керенский в Севастополе

Если спросить на улице обычного прохожего, что, но знает о Керенском, наверняка ответ будет коротким. Вспомнит прохожий, что Керенский глава Временного правительства, и конечно добавит историю о том, что Александр Федорович улизнул от большевиков, переодевшись в женское платье.

Биография этого уникального человека, первого и последнего «президента» так и не провозглашенной Российской Республики, сегодня, действительно, малоизвестна, несмотря на то, что он взлетел на самый гребень волны поднятой революцией

Биография Керенского причудливо переплелась с биографией Ленина.

Они родились в одном и том же городе, Симбирске; отцы обоих служили по линии народного просвещения.

Федор Керенский впоследствии оказывал детям Ильи Ульянова весьма ощутимое покровительство. Вот что будет позже говорить об этом сам Александр Керенский:

«Состоялось знаменитое покушение на жизнь императора Александра Третьего. Старший Ульянов, Александр, принимал участие в этом покушении и был казнен. И когда Владимир окончил гимназию, ему было сложно поступить в университет. Тогда мой отец написал документ, в котором рекомендовал Владимира Ульянова как образцового ученика. Благодаря этому он смог получить образование, поступить в университет».

Хочется остановиться и позавидовать царским чиновникам, которые не боялись давать блестящие рекомендации родственникам тех, кого сегодня бы назвали террористами.

Александр Керенский, вопреки бытующему мнению, с будущим «Лениным» практически не общался. «…У нас не было непосредственных контактов, — объяснит он позже, — потому что он был старше лет на десять. Даже на двенадцать. Но я в детстве был знаком с его матерью. Его отец умер, когда я был совсем маленьким…».

В июльские дни 1917 года, будучи министром юстиции Александр Керенский предупредит Ленина о предстоящем неминуемом аресте по обвинению в сотрудничестве с неприятелем (немцами). Ленин, зная главный принцип революционера – конспиратора, вовремя смыться, уехал от беды подальше на Карельский перешеек, станцию Разлив, где в шалаше провел незабываемые дни со своим товарищем Григорием Зиновьевым.

Однако Ленин по-своему отблагодарит Керенского. Не без его согласия не без его ведения возникнет и пропишется в истории миф о бегстве Керенского, переодетого в медсестру, из Зимнего дворца. Эта нелепость станет настоящим кошмаром, сопровождавшим Керенского буквально до последнего вздоха.

Генрих Боровик, встречавшийся с ним в 1966-м, вспоминает:
«Он прямо закричал: ну скажите вы там, в Москве — ну не бежал я, переодевшись женщиной! Ну, есть же там у вас умные люди!»

Вот один из парадоксов жизни Александра Федоровича. Под конец жизни, его больного, неплатежеспособного, беспомощного, сыновья пристроили в дешевую лондонскую больницу… Каков же был ужас Керенского, когда, придя в себя, он осознал, что эта больница — финансируемый правительством Великобритании бесплатный абортарий для женщин из социальных низов!

Рыдающий Керенский кричал:

«Вы не понимаете, что это значит — умереть в женской клинике мне, после тех дурацких слухов о моем бегстве в женском платье! Лучше уж я умру на улице, под забором!»

Но прежде чем рассказать о визите Керенского в Севастополь, необходимо упомянуть еще одну неоднозначную историческую личность, чья биография связана с нашим городом.

Адмирал Александр Васильевич Колчак

Адмирал Колчак принял командование Черноморским флотом 9 июля 1916 года. Время было непростое, революционное. Колчака на этом посту поджидали многие неприятности. Через пару месяцев после его назначения на должность комфлота, Севастополь, 7 октября 1916 года  потрясла весть о гибели флагмана ЧФ – линкора «Императрица Мария».

Через 15 минут после первого взрыва командующий на катере подошёл к борту тонущего корабля. Первым распоряжением Колчака было отвести подальше от «Марии» «Екатерину Великую», после чего, несмотря на продолжавшиеся взрывы, адмирал поднялся на борт линкора и лично руководил затоплением погребов и локализацией пожара. Этими мерами командующий спас город и рейд, однако полностью победить огонь не удалось.

На следующий день в Севастополь пришла телеграмма от  Николая II: «Скорблю о тяжёлой потере, но твёрдо уверен, что Вы и доблестный Черноморский флот мужественно перенесёте это испытание».

Потом грянула Февральская революция. Одной из малопонятных акций монархиста Колчака. Стало возвеличивание руководителя севастопольского восстания  1905 года, Петра Шмидта.

К слову, Колчак и Шмидт были давними знакомцами. Оба в своё время вместе плавали мичманами на броненосном крейсере «Рюрик».

По приказу Колчака останки Шмидта и расстрелянных вместе с ним матросов торжественно перевезли в Севастополь, при этом на судне, которое перевозило гроб Шмидта, подняли вице-адмиральский флаг. Затем при огромном стечении народа гроб перенесли на руках от Графской пристани до Покровского собора, где и состоялось временное захоронение. На митинге в честь этого мероприятия выступал сам Колчак, сказавший долгую и проникновенную речь о героизме «красного лейтенанта».

Впоследствии, будучи арестованным в Иркутске местным ревкомом и давая ответы на задаваемые вопросы, Колчак скажет, что вынужден был пойти на прославление подвига Шмидта под давлением его сына Евгения, весьма настырного молодого человека в чине прапорщика, который пришёл к комфлоту и потребовал организовать своему отцу торжественное перезахоронение.

Правда, не все наследники «революционной славы» мятежного лейтенанта знают, что надгробные плиты флагманского идеолога революции Шмидта взяты с могилы убитого под руководством Афанасия Матюшенко командира броненосца «Князь Потемкин Таврический» капитана 1 ранга Евгения Николаевича Голикова.

Могила Шмидта. Кладбище коммунаров в Севастополе

В середине мая 1917 г. разразился конфликт между командующим Черноморским флотом А.В. Колчаком и Севастопольским советом депутатов. Причиной его стал арест Советом 12 мая генерал-майора Н.П. Петрова, которого демократический орган обвинил в содействии спекуляции кожей и злоупотреблениях. Командующий флотом отказался санкционировать арест.

Кроме того, импульсивный Колчак вечером 12 мая отправил Временному правительству телеграмму с прошением об отставке, мотивируя это тем, что Совет своей деятельностью сделал невозможным командование флотом.

В итоге в ответ на прошение А.В. Колчака об отставке 15 мая в Севастополь пришла лаконичная телеграмма от нового военного и морского министра А.Ф. Керенского: «Приеду. Лично разберу».

Так судьба свела в Севастополе этих двух ярких, с точки зрения исторической оценки, неоднозначных людей.

17 мая 1917 года А.Ф. Керенский прибыл в Севастополь, где была заранее спланирована торжественная встреча. «Тенор революции», как водится, произнес несколько ярких речей, в которых прославлял Черноморский флот и «лучшего представителя офицерского корпуса» Александра Колчака.

Керенский выступает на корабле в Севастополе

В тот же день А.Ф. Керенский выступил на делегатском собрании, постаравшись прийти к компромиссу по «делу Петрова» и урегулировать конфликт между командующим и Севастопольским советом. Его усилия не прошли даром. Колчак, хоть и ненадолго, но остался в должности командующего ЧФ.

Не забыл военный министр и про Шмидта, возложив на его могилу  офицерский Георгиевский крест.

В этой связи интересно упомянуть имя еще одного офицера – Романа Романовича Левговда. В начале революционных событий 1917 г. он был одним из самых политически активных офицеров Севастополя. Р. Р. Левговд стал одним из первых офицеров, вошедших в выборный революционный орган — Севастопольский Центральный военный исполнительный комитет. Играл важную роль в Севастопольском совете первого созыва, входя в его руководящие органы. В противостоянии между Севастопольским советом и командующим Черноморским флотом А. В. Колчаком оказался на самом острие конфликта, отстаивая позицию совета.

Будучи красным командиром в Новороссийске, он написал  в 1919 году: «С уходом А. В. Колчака закрылась последняя светлая страница истории Черноморского флота».

После посещения Керенским Севастополя, осталось  фото, которое находится в свободном доступе.

Колчак и Керенский в автомобиле на заднем сиденье. На переднем плане — председатель ЦИК Севастопольского совета К.В. Сафонов.

A4 Авторская колонка Все публикации автора

Последние новости

Культурный кластер на мысе Хрустальный депутаты освободили от имущественного налога
Севастополь проводил первых мобилизованных (фото)
1772 Город
Севастополь призывает - информация Уполномоченного по защите прав человека
Севастопольцы выступили на соревнованиях по джиу- джитсу
Чиновники Министерства просвещения не хотят «просветить» своим ответом директора 1-й севастопольской гимназии
Проводы бойцов завтра 12.00, Пл. Нахимова! Мобилизованные севастопольцы и крымчане приняли присягу
2225 Город
Севастополь продолжает поддерживать подшефные территории
В 2023 году в России предлагается ввести универсальное пособие