18 С° нет
Заражения 94 385 +169
Выздоровело 90 990 +100
Смертей 2441 +1
Лента новостей

Как защищены АЭС и может ли повториться катастрофа Чернобыля, рассказали в СевГУ

Атомные станции Советского Союза, в том числе и Запорожская, которую планирует посетить МАГАТЭ, строились по единым требованиям, а законы физики предполагают, что процессы на всех объектах протекают, исходя из одних правил. Доцент кафедры «Ядерные энергетические установки» Севастопольского государственного университета Юрий Браславский рассказал ТАСС, как устроены советские и российские АЭС, на что рассчитана их защита в условиях мирного и военного времени и почему даже падение самолета на энергоблок не приведет к ядерной катастрофе.

— Кто и как следит за работой атомных станций?

— В структуре Росатома в России каждый ядерный объект находится под гарантиями МАГАТЭ — точно так же после распада Советского Союза обстояла ситуация на Украине. МАГАТЭ — это Международное агентство по атомной энергии, надгосударственная структура, которая преследует только один интерес: безопасность атомной энергетики. «Под гарантиями МАГАТЭ» — это значит, что в офис агентства в режиме онлайн передаются данные по ядерному объекту с множества специально установленных датчиков. Отправлять эти данные — обязанность страны, у которой есть ядерные объекты.

Отслеживаются все параметры работы, все действия, все аспекты безопасности. Мониторинг настолько совершенен, что генеральный директор МАГАТЭ может утром под кружечку кофе получить все данные по текущей ситуации на контролируемых ядерных объектах. И он может в режиме онлайн увидеть любой сбой, любое нарушение правил безопасности или договоренностей.

Если у руководства МАГАТЭ возникают сомнения в безопасности какого-либо объекта, оно вправе направить специальную комиссию для проверки — и на месте может обнаружить нарушения.

— Может ли повториться сценарий Чернобыля на ядерных объектах постсоветского пространства?

— Реактор в Чернобыле, на котором произошла катастрофа, был совершенно другого типа, чем эксплуатируемые сейчас на большинстве АЭС постсоветского пространства. Они имеют другие принципы управления, исключающие даже возможность подобной аварии.
Чернобыльская катастрофа — это обязательная тема для изучения всеми студентами на всем постсоветском пространстве, где готовят специалистов-ядерщиков. Сейчас, когда профессиональному сообществу известны обстоятельства произошедшего, когда доступны документы, мы можем сказать, что ситуация на ЧАЭС сложилась только потому, что были нарушены все мыслимые нормы безопасности и правила эксплуатации станции. Была целая цепочка нарушений, апогеем которой стала ошибка персонала, который поддался команде сверху.

Это были другие обстоятельства — условия советской системы. Естественно, что после катастрофы на ЧАЭС учтены эти факторы. После ликвидации последствий аварии ядерные установки были выведены из эксплуатации, но атомная станция требовала контроля — и на ней работал коллектив специалистов. И для ЧАЭС, и для Запорожской атомной станции готовил специалистов в том числе Севастопольский национальный университет ядерной энергии и промышленности (после 2014 года вошел в состав СевГУ как Институт ядерной энергии и промышленности). Поэтому, осознавая масштаб возможных последствий при попытках искусственно создать нештатные ситуации на действующей АЭС, мы и наши коллеги осуждаем обстрелы ЗАЭС.

— Защищены ли АЭС от артиллерийских обстрелов?

— Стандарты строительства АЭС в Советском Союзе были едины — хоть для Запорожской области, хоть для Сибири.
Самое защищенное помещение — это реакторный цех, откуда персонал работает непосредственно с реактором. Он находится под железобетонным куполом специальной конструкции. Причем толщина бетона более 1 м, он армирован специальными сталями и укреплен с помощью других технологических приемов. Купол может выдержать падение тела весом 10 т, летящего со скоростью 750 км/ч — это самолет среднего размера.
Соответственно, и в случае обстрела единичные прямые попадания даже тяжелого боеприпаса не нарушат эту защиту. Стоит учитывать, что намеренный прицельный обстрел энергоблоков по международным нормам будет приравниваться к ядерному терроризму — а это самое страшное преступление, согласно уставу ООН.
Но тут важно понимать, что для обычного человека, который не знает тонкостей устройства АЭС, хватит и сообщений и о том, что ракета упала в полукилометре от энергоблока, — ему становится страшно.

— Можно ли как-то еще повредить энергоблоки атомной станции?

— В программе подготовки студентов есть такие задания: они должны рассчитать, безопасен ли реактор в различных аварийных ситуациях. Существующие реакторы способны выдержать достаточно тяжелые аварийные ситуации, и реальный вред им может нанести разве что так называемый внутренний нарушитель, то есть проникший внутрь злоумышленник. Но это физически невозможно при системе физической защиты АЭС — это охрана, заборы и так далее.
Можно допустить вариант внешних воздействий. Для каждого ядерного энергоблока (то есть реактора и обслуживающих его систем), когда он строится, закладывают расчетные характеристики, просчитывают модели аварий; по мере эксплуатации такие объекты модернизируют — и постоянно совершенствуют системы защиты с учетом появляющегося опыта и технологий. Единственное, стоит оговорить, что в этих сценариях все-таки предусматривается наличие здравого смысла.
Среди таких внешних воздействий — повреждение идущих от энергоблока электросетей. В этом случае реактор будет автоматически остановлен аварийной защитой без его повреждения.

— Насколько быстро можно «выключить» и «включить» реактор?

— Система аварийной защиты ядерных реакторов устроена так, что при аварийной ситуации срабатывает автоматически — и реактор останавливается практически мгновенно — до 4 сек. Это никак не зависит от действий персонала АЭС.
Но если остановить реактор большой мощности можно практически моментально, то вывод его на мощность занимает до пяти суток. Нельзя просто нажать кнопку — придется ждать, пока пройдут ядерные процессы, которые происходят после остановки реактора: например, превращение одних радиоактивных веществ в другие, мешающие запуску реактора. Искусственно ускорить это невозможно.

— Может ли случиться ядерная катастрофа из-за хранилища ОЯТ (отработавшее ядерное топливо)?

— Топливо для атомных станций загружается в реактор в составе топливной сборки. Топливо, которое еще не было в реакторе, «свежее» — практически нерадиоактивное. Но когда его загружают в реактор и оно начинает «работать», происходят радиационные процессы и появляются вещества, которые обладают сильным излучением, вредным для всего живого. После того как топливо выработало свой лимит, его достают из реактора и несколько лет выдерживают под слоем воды для охлаждения. После этого топливная сборка направляется в хранилище (как это делали на Украине) или на переработку (Россия обладает такой технологией).
Хранилища отработавшего ядерного топлива бывают разных видов. Например, существуют сухие. Для таких хранилищ кассеты ОЯТ загружают в специальный бетонный контейнер — именно этот материал хорошо задерживает радиоактивное излучение. Этот контейнер служит надежной защитой ОЯТ от внешних воздействий. Даже если контейнер будет поврежден (например, из-за близкого взрыва тяжелого боеприпаса), ядерного взрыва не произойдет — загрязнение будет локальным, его возможно будет локализовать и устранить.

Источник

Последние новости

Владимир Путин подписал указ об осеннем призыве
Севастопольское предприятие Севморпорт передадут в федеральную собственность
Митинг в поддержку воссоединения ДНР, ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей с Россией проходит в Севастополе
1232 Город
К международному дню врача – пресс-выпуск отдела государственной статистики в г. Севастополе
Путин подписал договоры о включении в состав России новых территорий
ФАС проверяет рост цен на спецодежду и снаряжение
Строительная готовность многоквартирного дома, предназначенного для расселения граждан из аварийного жилья, составляет 42 %.
1376 Город
Исполнительные производства в отношении попадающих под частичную мобилизацию граждан подлежат приостановлению