19 С° нет
Заражения 94 038 +36
Выздоровело 90 700 +50
Смертей 2436
Лента новостей

Мятежный замполит. Бунт на «Сторожевом»

8 ноября 1975 года в 22 ч.40 минут,  старший лейтенант Фирсов, прыгнул с борта большого противолодочного корабля (БПК)  «Сторожевой» в холодную воду Даугавы и переплыл на стоявшую рядом подводную лодку.

Что заставило комсорга корабля совершить такой отчаянный поступок?

Эта история долгое время являлась государственной тайной. Все ее участники дали подписки о неразглашении.

За несколько часов до бегства лейтенанта Фирсова замполит БПК «Сторожевой» капитан 3-го ранга Валерий Саблин зашел к командиру Анатолию Потульному  с сообщением о беспорядках на посту гидроакустиков. На расспросы командира замполит попросил командира пройти с ним, чтобы лично убедиться в том, что матросы на посту пьянствуют.

Замполит БПК "Сторожевой" Валерий Саблин. Фото из открытого доступа

Когда Потульный спустился в помещение гидроакустиков, за ним тут же закрылась тяжелая дверь. Тут же находился библиотекарь, он же по совместительству киномеханик, старший матрос Шеин. Саблин приказал ему никого не допускать к командиру и вооружил пистолетом.

Позже, рассказывая правительственной комиссии об этом эпизоде, Потульный признался, что не сразу понял, что произошло. Ясность пришла, когда командир на столе обнаружил конверт, на котором была написана его фамилия. Вскрыв послание Потульный прочел:

 «Извини, я не мог иначе. Придем к месту назначения, ты вправе будешь решать свою судьбу сам. Саблин».

Командир БПК "Сторожевой" А.В Потульный. Фото из открытого доступа

Пленив командира, Саблин пригласил в кают-компанию 13 офицеров и 13 мичманов и рассказал им, что партийное руководство давно отошло от идеалов революции.

Саблин напомнил о проблемах в торговле, нарушениях правил приема в вузы и громких случаях злоупотреблений властью со стороны чиновников. Замполит пояснил, что, по его мнению, руководство КПСС отошло от ленинских положений в строительстве социализма.

Как потом установила комиссия Минобороны СССР, «Саблин предложил совершить самовольный переход корабля в Кронштадт, объявить его независимой территорией и от имени экипажа потребовать у руководства партии и страны предоставить ему возможность выступлений по Центральному телевидению с изложением своих взглядов».

Валерий Саблин – совесть в погонах

Валерий Михайлович Саблин родился 1 января 1939 года в Ленинграде, в семье военного моряка. На флоте служили и дед Валерия, и отец. Михаил Саблин, всю войну проведший на Северном флоте, был на хорошем счету у командующего флотом адмирала Головко.

Валерий мечтал пойти по стопам отца и по окончании школы поступил Высшее военно-морское училище им. Фрунзе в Ленинграде.

Еще в школе за Валерием закрепилось прозвище «совесть класса». Одноклассники вспоминали, что он не просто верил в коммунистические идеалы, но стремился сам следовать им неукоснительно и призывал к этому других.

В училище история повторилась — «совесть класса» стал «совестью курса». Карьеристов и подхалимов курсанты не любили, но Саблин был совершенно не из этой породы. Живой, веселый, компанейский, он следовал нормам коммунистической морали совершенно искренне, удивляя этим даже педагогов.

Отличник учебы, секретарь комитета комсомола факультета, Валерий Саблин уже на 4-м курсе вступил в партию.

Говоря о Валерии, многие, кто его знал, отмечают две черты — абсолютное неумение врать и нетерпимость к лицемерию.

Служил Саблин хорошо, получал благодарности и повышения по службе. Был, правда, один инцидент, настороживший начальство — офицер отправил письмо тогдашнему лидеру страны Никите Хрущеву со своими мыслями о том, как следует изменить жизнь в стране. Как ярый коммунист, пытался развить мысль о чистоте партийных рядов. Но, в конце концов, эта история для Саблина завершилась благополучно. На какое-то время он полностью погрузился в службу, и историю с письмом предали забвению.

Бунт на корабле

Восстание было намечено на 9 ноября 1975 года. Праздник Революции Саблин выбрал не случайно. На корабле, который участвовал в параде, не было боезапаса, поэтому жёстких мер по отношению к бунтовщикам можно не ждать – это не примут за военную агрессию. А сам корабль был нужен офицеру, как трибуна, как броневик, чтобы с ним посчитались и дали выступить по ТВ и радио.

Валерий Саблин задолго до роковой ночи он заготовил речь:

«...Я думаю, нет смысла доказывать, что в настоящее время слуги общества уже превратились в господ над обществом. На этот счёт каждый имеет не один пример из жизни. Мы наблюдаем игру в формальный парламентаризм при выборах в советские органы... Практически судьба всего народа находится в руках избранной элиты в лице Политбюро ЦК КПСС... Пропала вера в существование справедливости в нашем обществе. А это первый симптом тяжёлой болезни...»

Матрос Шеин вспоминал позднее: «После его выступления началось всеобщее воодушевление. То, о чём мы толковали меж собой в курилках, вдруг прозвучало во всеуслышание. Это было как праздник. Чувство достоинства пробудилось в каждом. Мы людьми себя почувствовали».

матрос Александр Шеин. Фото из открытого доступа

Не весь личный состав корабля поддался на агитацию Саблина — об этом свидетельствуют попытки отдельных матросов, старшин и офицеров освободить командира и захватить Саблина еще в начале событий. Но эти попытки были предотвращены сторонниками Саблина.

Тем не менее, несогласные были заперты в трюме, а Саблин дал команду вести судно в Кронштадт. Вначале Саблин думал, что ему удастся выйти из Риги незаметно, поскольку «Сторожевой» должен был идти в Лиепаю для постановки в завод на навигационный ремонт.

Но удачное бегство с корабля старлея Фирсова, резко изменило планы Саблина. Он понимал, что Фирсов доложит командованию о произошедшем на корабле и «Сторожевой» будет заблокирован. Единственное обстоятельство успокаивало замполита – на корабле почти полностью отсутствовал боезапас, который был выгружен перед  морским парадом. Поэтому жёстких мер по отношению к бунтовщикам можно не ждать – это не примут за военную агрессию. А сам корабль был нужен офицеру, как трибуна, как  Ленину броневик, чтобы с ним посчитались и дали выступить по ТВ и радио.

Фрагмент из магнитофонной записи выступления  Саблина перед личным составом:


«...Напряженно и долго думая о дальнейших действиях, принял решение: кончать с теорией и становиться практиком. Понял, что нужна какая-то трибуна, с которой можно было бы начать высказывать свои свободные мысли о необходимости изменения существующего положения дел. Лучше корабля, я думаю, такой трибуны не найдешь. А из морей лучше всего – Балтийское, так как находится в центре Европы... Никто в Советском Союзе не имеет и не может иметь такую возможность, как мы, – потребовать от правительства разрешения выступить по телевидению с критикой внутреннего положения в стране...

...Наша цель – поднять голос правды... Наш народ уже значительно пострадал и страдает из-за своего политического бесправия...

...Только узкому кругу специалистов известно, сколько вреда принесло и приносит волюнтаристское вмешательство государственных и партийных органов в развитие Вооруженных Сил и экономику страны, в решение национальных вопросов и воспитание молодежи... Предполагается, что, во-первых, нынешний госаппарат будет основательно очищен, а по некоторым узлам – разбит и выброшен на свалку истории, так как глубоко заражен семейственностью, взяточничеством, карьеризмом, высокомерием по отношению к народу. Во-вторых, на свалку должна быть выброшена система выборов, превращающая народ в безликую массу. В-третьих, должны быть ликвидированы все условия, порождающие всесильность и бесконтрольность гос - и партаппарата со стороны народных масс...

...Мы твердо убеждены, что необходимость изложить свои взгляды на внутреннее положение в стране, причем чисто критического плана по отношению к политике Центрального Комитета КПСС и Советского правительства, имеется у многих честных людей в Советском Союзе...»

В спешке некогда было отвязывать швартовочные канаты — их рубили топорами. Удивительно, но без единой ошибки команда, лишенная половины мичманов и офицеров,  смогла развернуть противолодочный корабль в Даугаве, и мятежный «Сторожевой» на полном ходу начал движение вдоль устья Даугавы. За ним по пятам - с расчехленными орудиями и пулеметами двинулись сторожевые пограничные корабли. Экипаж БПК действовал четко и слаженно. Саблин же занял место командира на ходовом мостике. На запрос пограничников о цели выхода корабля в море был получен ответ:  «Мы не изменники, идем в Кронштадт». Вскоре «Сторожевой» в сопровождении пограничных катеров вышел в Рижский залив, взяв курс на север, к Ирбенскому проливу.

Тем временем ошеломляющее известие о бунте на БПК  «Сторожевой» дошло до Москвы. Сам Саблин, выведя корабль в море, направил свою первую кодированную радиограмму тогдашнему Главнокомандующему ВМФ СССР Горшкову. Он сообщил, что  «Сторожевой», не изменяя ни флагу Родины, ни ей самой, следует в Ленинград, чтобы там Саблин мог выступить по телевидению с обращением к трудящимся Ленинграда и страны. Он пригласил на «свободную территорию корабля»  членов правительства и ЦК партии для изложения им программы социального переустройства общества. Вслед за первой радиограммой с борта  «Сторожевого» в эфир пошли другие, в том числе открытым текстом, начинавшиеся словами: "Всем, всем, всем!" По командам из Москвы и Калининграда из Лиепаи по боевой тревоге к «Сторожевому» была направлена эскадра военных кораблей разных классов с морской пехотой на борту.

Мы будем требовать права на ежедневное выступление по радио и телевидению после программы «Время» в течение 30 минут. Мы будем требовать своего печатного органа. Ждем от всех слоев общества корреспонденции, поддержки и личных встреч. Только ваша всеобщая политическая активность спасет революцию, начатую нами – отвечал Валерий Саблина на требования командования вернуться на базу.


Высшее военно-политическое руководство страны отдало приказ: «Остановить взбунтовавшийся корабль. При продолжении плавания - обстрелять или разбомбить и потопить!»

По боевой тревоге в Прибалтийском военном округе в воздух поднялась эскадрилья из 12 истребителей-бомбардировщиков с полным боекомплектом авиабомб, подвесных ракет и пушечных снарядов.

Летчики Тукумского авиаполка, выполнили полученный приказ, сделав несколько боевых заходов на «Сторожевой» звеньями из трех самолетов. Бомбы и снаряды с высоты всего 300-400 метров ложились по курсу перед носом корабля и по корме.

Поняв, что дело принимает скверный для бунтовщиков оборот, нашлись члены экипажа, которые освободили  командира корабля.

Как рассказывал на суде командир корабля Потульный: «Я взял пистолет, остальные вооружились автоматами и двумя группами — одни со стороны бака, а я по внутреннему переходу — стали подниматься на мостик. На мостике я увидел Саблина, первое побуждение было его тут же пристрелить, но потом мелькнула мысль: он еще пригодится правосудию! Я выстрелил ему в ногу — и он упал».

После этого командир Потульный поднялся на мостик и по радио объявил, что «порядок на корабле восстановлен».

Арестованного Валерия Саблина и других мятежников доставили в столичный СИЗО «Лефортово». Там следователи КГБ, допрашивая замполита и его сообщников, искали подтверждения тому, что действия офицера были продиктованы желанием изменить родине и увести напичканный секретами корабль в Швецию. Но таковых доказательств найдено не было.

Первоначально вместе с Саблиным под трибунал собирались отдать более десятка его единомышленников, но затем дела закрыли на всех, кроме старшего матроса Александра Шеина — ближайшего сподвижника мятежного замполита.

В отношении Валерия Саблина была проведена психиатрическая экспертиза, показавшая, что он абсолютно здоров. Один из участников допросов офицера рассказывал, что Саблин как-то признался — Ленин одно время носил псевдоним «Саблин». Моряк видел в этом определенное предзнаменование.

13 июля 1976 года, Военная  коллегия Верховного Суда СССР  приговорила Валерия  Саблина к смертной казни. 3 августа 1976 года приговор был приведен в исполнение. Матрос Шеин получил 8 лет лишения свободы.

Из прощального письма Валерия Саблина к сыну:

«Верь, что история честно воздаст всем по их заслугам, и тогда ты никогда не усомнишься в том, что сделал ваш отец. Никогда не будь среди людей, которые критикуют не действуя. Эти лицемеры, слабые ничего не представляющие из себя люди не способны сочетать свою веру, со своими делами. Я хочу, чтобы ты был храбр. Будь уверен в том, что жизнь замечательна. Верь в то, что Революция всегда побеждает».

Как сложились судьбы причастных к мятежу

После событий со «Сторожевым» были сняты со своих должностей командующий Балтийским флотом вице-адмирал Косов и начальник политического управления флота вице-адмирал Шабликов.

Офицеры — командиры боевых частей за пассивное поведение во время мятежа. Приказом министра обороны СССР все они были разжалованы в матросы. Процедура разжалования проходила прямо на причале перед кораблями дивизии.

Вспоминает адмирал Валентин Егорович Селиванов: «Процедура разжалования была не очень приятной. Выстроили экипажи кораблей. Вывели пять офицеров «Сторожевого». Я зачитал приказ министра обороны и отобрал у них офицерские кортики. Затем матрос спорол с их шинелей погоны. После чего бывшим офицерам выдали матросские книжки (тогда они были вместо военных билетов) и зачитали приказ о назначении на матросские должности на корабли. Впрочем, вскоре все пятеро были уволены в запас без званий и без выслуги. Дальнейшую их судьбу я не знаю.

Что касается старшего лейтенанта Фирсова,  того, который кинулся с корабля в воду и доложил о мятеже, то его дальнейшая судьба мне неизвестна. По рассказам ветеранов Балтийского флота, за свой подвиг на «Сторожевом» он был награжден именными часами командующим БФ, а затем успешно служил на других кораблях».

Вспоминает вице-адмирал А.И. Корниенко:  «После длительного расследования освободили всех офицеров и мичманов. Многих из них разжаловали, других назначили с понижением. Большинство уволили в запас. Матросов и старшин демобилизовали... Всем уволенным офицерам предоставили жилье, жене Саблина в Калининграде выделили квартиру, одно время она работала официанткой в ресторане “Москва”. Сын Саблина поступил в высшее военно-морское училище.

Относительно жены я ничего сказать не могу, но что касается сына, то в журналистских очерках писалось, что он стал биологом.

Как бы то ни было, но советская власть не чинила ему никаких препятствий в получении высшего образования и дальнейшей карьере».

Приговор через 18 лет

В 1994 году Военная коллегия Верховного суда РФ пересмотрела дело Саблина «с учётом новых обстоятельств» и переквалифицировала его с «измены Родине» на статьи о воинских преступлениях (превышение власти, неповиновение и сопротивление начальству), по совокупности которых изменила приговор казненному Саблину  на 10 лет лишения свободы, а помогавшему ему матросу Шеину за соучастие - 5 лет, вместо прежних, полностью отбытых им восьми....

В реабилитации им было отказано.

 

A4 Авторская колонка Все публикации автора

Последние новости

Культурный кластер на мысе Хрустальный депутаты освободили от имущественного налога
Севастополь проводил первых мобилизованных (фото)
1756 Город
Севастополь призывает - информация Уполномоченного по защите прав человека
Севастопольцы выступили на соревнованиях по джиу- джитсу
Чиновники Министерства просвещения не хотят «просветить» своим ответом директора 1-й севастопольской гимназии
Проводы бойцов завтра 12.00, Пл. Нахимова! Мобилизованные севастопольцы и крымчане приняли присягу
2220 Город
Севастополь продолжает поддерживать подшефные территории
В 2023 году в России предлагается ввести универсальное пособие