COVID-19 за сутки
в Севастополе
Заражения
13566
Выздоровело
12484
Смертей
579
Погода
в Севастополе
Температура
Ветер
5 м/с
Осадки
нет

23 марта. Крымская Хатынь

Недалеко от Севастополя, в Бахчисарайском районе, есть место неповторимой, нет не красоты, а тишины. Когда туда попадаешь, эта тишина… нет, ее невозможно описать, ее надо услышать.

Это место – исчезнувшее с карты Крыма греческое село Лаки. Исчезнувших сел в России много, ими никого не удивишь. Но у этого своя  ужасная судьба. Его называют Крымской Хатынью.

Все фото, которые будут сопровождать текст, десятилетней давности. Сейчас Храм отреставрировали. Даже не знаю, правильное это решение, или нет. Может, стоило оставить эту зияющую рану войны в память потомкам. Но что сделано, то сделано.

Отреставрированный храм

23 марта 1942 года деревня Лаки была захвачена гитлеровскими карателями и уничтожена. Почему сожгли именно эту деревню? Почему именно к ее жителям фашисты были столь беспощадны? Историк Пантелеймон Кесмеджи в книге «Греки Крыма» приводит слова командира Бахчисарайского партизанского отряда Михаила Андреевича Македонского, позднее командира Южного соединения партизанских отрядов Крыма. Он рассказывает, что его отряд своим существованием был обязан жителям Лаки, которые оказывали партизанам помощь едой, одеждой, а в морозы устраивали на постой. Вокруг было много других сел, но в каждом из них жили хотя бы несколько предателей, а в Лаках все поддерживали довоенную власть, работал сельсовет, на здании которого вызывающе развивался красный флаг. Деревня была труднодоступна, особенно во время паводков. Именно поэтому село долгое время не контролировалось фашистами.

Свидетелем уничтожения непокорной деревни был Юрий Михайлович Спаи, племянник Николая Константиновича Спаи, легендарного разведчика Карасубазарского партизанского отряда, выполнявшего особые поручения центрального штаба. Николай Спаи был выдан предателем и повешен фашистами.

Юрий Михайлович Спаи тогда, в 1942-м, был тринадцатилетним мальчиком. «Когда фашисты разгромили партизанский отряд, те, кто остался жив, пришли в нашу деревню. 23 марта 1942 года деревню окружили немцы и добровольцы — крымские татары из карательного батальона, — рассказывает Юрий Спаи. — Всех жителей собрали перед сельсоветом, обыскали. Видимо, немцам поступил донос, так как, несмотря на то что ничего подозрительного они не нашли, в сторону сразу же отогнали более тридцати мужчин. Среди них были мой дядя и два брата. Я, тогда еще наивный подросток, подошел и спросил: "Дядя Митя, а вы чего здесь?" А он мне по-гречески, чтобы не поняли татары, ответил: "Юра, уходи, а то и тебя тоже убьют. Нас ведут на расстрел". Такое забыть нельзя...».

Другая свидетельница, свояченица председателя совхоза Владимира Лели, 90-летняя Екатерина Лели рассказывала об этом событии так: «Деревню подожгли, громко залаяли собаки, людей охватила паника. Всю «черную» работу делали крымско-татарские пособники фашистов. Тетю Юрия Михайловича привязали к кровати, а ее восьмимесячного ребенка, как тряпку, кинули в огонь. Женщина кричала до тех пор, пока на нее не обрушилась горящая кровля. Огонь уничтожил все 87 дворов. Тех, кто остался в живых, в том числе и Юрия Спаи, в сопровождении крымско-татарских «добровольцев» отправили через Бахчисарай в Октябрьское. Во всех окрестных деревнях оккупанты выбирали старосту и заставляли местных жителей вооружаться против партизан. Но в селе Лаки все как один наотрез отказались выбирать старосту и воевать против своих. Нам угрожали: если не возьмем в руки оружия против партизан – нас сожгут. И в марте 1942 года фашисты и их холуи взяли село в окружение. Заходили в каждый дом и давали команду: «Оставить открытыми двери и окна! Всем собраться у магазина! С собой ничего не брать!» Каратели нагрянули в четыре часа утра. Партизаны, как обычно, пришли ночью за продуктами и уйти не успели. Их взяли в плен. Среди них был и мой муж. Много погибло мужчин из семей Спаи, Дузовых, Берберов. И вот один из оккупантов начал читать список, называя фамилии партизан. Если не было мужа – жену расстреливали. В ту ночь не было Владимира. Из толпы отделили его жену Марию с грудным ребенком на руках. Ее расстреляли, а малыша бросили в пламя. Другую женщину вместе с ребенком привязали к кровати и подожгли. Но она не выдала своего брата. Крик этой женщины раздавался по всей долине. Мать Федора Арваниди была прикована к постели – ее сожгли прямо в доме. Взятых в плен партизан допрашивали, а затем казнили. Но как враги ни издевались, жители Лаки не выдали партизан. Когда моего мужа вели на допрос, он схватил одного из карателей за горло и задушил. За это тут же получил нож в спину. После допроса полуживых партизан бросили в подвал, облили бензином и подожгли. В селе уже полыхали огнем все дома. Стариков и женщин с детьми пешком погнали в Бахчисарай.

Храм св. Луки евангелиста.

Немцы в своей возмущенной злобе решили стереть Лаки с лица земли. Были разрушены и сожжены все дома, склады, ферма, клуб. Каратели не смогли разрушить до основания только церковь. Красивый храм св. Евангелиста Луки, который жители деревни возобновили на месте старого в 1904 г., стоит до сих пор. Нигде в Крыму нет храма подобного этому. Он индивидуален не только своей архитектурой. Он индивидуален своим духом.

Отец Анатолий. Он верил что Храм восстановят

Главная новость по теме

Крымская Хатынь Этот населенный пункт вы не найдете ни на одной карте Крыма. Он исчез с лица земли 23 марта 1942 года. Речь пойдет о греческом селе Лаки, которое впоследствии назовут Крымская Хатынь.
0 445