25 С° нет
Лента новостей

Дорогами СВО. Михаил Ничик

Так как я принимал участие в событиях Русской весны с самого начала, затем помогал ополчению и мирному населению на Юго-Востоке Украины, то проведение СВО, не могло пройти мимо меня по определению. Для меня это всё является звеньями одной цепи или можно сказать разными главами одной книги, в которой я тоже играю определённую роль с конца ноября 2013 года, так что так или иначе, а продолжать писать новые страницы в этой книге, в новой её главе – мой долг, моя обязанность!

После событий в Севастополе и Крыму 14-го года, мы помогали гуманитаркой бойцам Новороссии с самого начала. Наши парни ездили туда воевать, а мы тягали к ним медицинскую помощь. Потом расширили формат своего участия, мы стали помогать ещё и гражданскому населению, пострадавшему в ходе боёв за независимость от Украины двух республик. Возили адресную помощь фурами, очень плотно работали с городом Ровеньки. В одну из поездок, даже организовали и провели товарищеский матч по футболу с местными ополченцами. 

Сложно описать, да собственно и незачем, весь тот диапазон чувств, которые я испытывал с 24 февраля двадцать второго года. Но уже менее чем через месяц, я стал понимать, что всё несколько не так как нам хотелось бы, да и не совсем так, как должно было бы быть…

Со мной связались товарищи по подразделению самообороны «Севастополь без фашизма» и предложили принять участие со своим транспортным средством в доставке гуманитарки нашим пацанам в Херсонскую область. Меня несколько удивил тот набор помощи, которую мы повезли. По прошествии времени, это уже можно говорить, но тогда мне это казалось очень странным, что мы везём разведчикам из спецназа — картошку, лук, макароны, крупы, влажные салфетки, газовые горелки, китайские радиостанции, камеры для грузовиков… Уже там от пацанов узнали, что за месяц питания армейским сухпаем, настолько изменилась ферментация в организме, что сходить по большому вызывало определённые трудности и им просто хотелось горячей каши, макарон с тушенкой, жареной картошки. Влажные салфетки нужны были, чтобы обтираться, заменяя, тем самым отсутствующие в тот момент душевые процедуры. Китайские рации имели возможность замены батареи, в отличие от штатных, что давало возможность неделями осуществлять рейды в тылу у противника, без поиска розеток для подзарядки. Камеры для колесной техники, давали автономность передвижения, в то время как тыл МО, не отреагировал на изменившуюся потребность в замене пробитых камер, в условиях интенсивных боёв. Военная бюрократия в действии!
Одним словом, мы отвезли элементарные и нужные в тот период времени вещи для пацанов, для их выживания, для победы.

По приезду приняли решение продолжать оказывать адресную помощь. Не для галочки, не всё подряд, а именно то, что нужно и по запросу от тех, кого непосредственно знаем сами. Номенклатура была абсолютно разная от печенья и сладостей, до лопат и проводов. От обуви и медикаментов, до прицелов и квадрокоптеров. Тогда ребята на передовой нуждались во всём. Это уже сейчас могу констатировать тот факт, что проблем с питанием нет, но, тем не менее, вкусняшками всегда рады, а это консервы, соленья, конфеты, кофе, чай, мёд, печенье, варенье.

Потом мы возили в освобожденные города помощь для гражданского населения, которые по тем или иным причинам не смогли эвакуироваться.

Разумеется, это была капля в море, но это было большим подспорьем тем, кто остался без всего. Я никогда не забуду гнетущее чувство, которое я испытал, услышав тишину! Да, да именно услышал тишину! Это когда мы въехали во двор многоэтажки, где стояло около тысячи человек и была полнейшая тишина, ни шёпота людей, ни звука шагов, ни трения одежды… они просто стояли молча и неподвижно, провожая взглядом нашу машину, которая приехала разгрузить продукты в столовую школы, чтобы была возможность приготовить им, затем пищу.

Было много поездок, с разными грузами, военным и мирным людям, с разными регионами доставки Херсонская, Запорожская, Донецкая и Луганские области, но всегда это было адресно из рук в руки и именно самое необходимое. Скажу ещё и так, что ни одна поездка не обходилась без приключений, хороших или просто хорошо закончившихся, но море впечатлений было гарантировано. Так вот, подолгу находясь за рулем во время этих миссий, я шёл к мысли, что пора бы уже и самому сменить роль в этом конфликте. Вариантов, конечно же, превеликое множество, это и МО, и Вагнер и БАРС и прочая, прочая, прочая.

Не буду долго томить своими муками выбора правильного для меня во всех вопросах направления, скажу так – появилась возможность зайти сапером в составе одной из многочисленных ЧВК. Я отправился повышать свои знания в один из учебных центров Подмосковья, по окончании курса, мы организованной колонной вошли на территорию Т1 – это в уже российский субъект Донецкую республику. Наше подразделение занималось разминированием, так называемой ЛБС (линии боевого соприкосновения). Это полоса, где были расположены на неком удалении друг от друга окопы противоборствующих сторон, а между ними минные поля и всё это обильно усыпано всем тем, что стороны посылали друг-другу на головы. В этих местах есть всё, весь ассортимент советских и уже иностранных противотанковых мин, противопехотные мины всех времен и народов, куча неразорвавшихся, а также брошенных боеприпасов. Плюсом от делать нечего, многие умельцы с обеих сторон, коротая ночи под шквальным огнём, изгалялись в мастерстве изготовления самодельных взрывных устройств с разными механизмами взведения, ловушками и невозможностью их дальнейшего разминирования.

Приведу лишь несколько примеров, когда под противотанковую мину устанавливается граната с выдернутым кольцом и при попытке сдвинуть мину, происходит высвобождение чеки и как результат подрыв гранаты и детонация самой мины. Самый большой фрагмент, который может остаться от человека в случае такого фатального воздействия — это, наверное, его зуб. Зачастую под мину ставят стандартную мину ловушку или усиливают всё это 152мм фугасом. Ещё вокруг противотанковой мины ставят защиту от сапера, противопехотные мины или происходит минирование с нестандартным шагом. Ставят мины на нестандартную глубину, ставят под углом или вообще переворачивают её, чтобы увеличить площадь контакта.

Ещё попадалась противопехотная мина, которая ставилась на место стандартного взрывателя в противотанковую мину. Это нужно для того, чтобы при усилии в нажатие на противопехотной мине всего 5кг., сдетонировало 7кг. взрывчатого вещества в противотанковой мине. По факту, на выходе имеем следующее, один человек наступил на мину, а в зоне поражения оказалась вся группа, следующая вместе с ним в радиусе 25-50 метров. Ведь для активации самой противотанковой мины, изначально на неё нужно надавить 150-тью килограммами, а в результате такой переделки, взорвать этот симбиоз из мин, может даже пробегающая собачка…

Даже подобрав, казалось бы, абсолютно целый ящик с гранатами, можно очень неприятно удивиться, так как в них намерено изменили время задержки и взрыв произойдёт мгновенно, после разжатия чеки. Такие же манипуляции производят с разного рода РПГ, когда при нажатии на спусковой крючок сигнал подается не на двигатель, а сразу на взрыватель, а понять по изделию, что там ковырялись «Кулибины» невозможно, поэтому всё это подлежит уничтожению.

Как по мне, по увиденному на сегодняшний день, работы по разминированию территорий, где прошли боевые действия, ещё лет на 50 и это только на сегодняшний день, а что будет дальше, то мне даже страшно представить. К сожалению, подобная работа не проходит без инцидентов. У наших смежников было два подрыва в течение недели, а месяц назад беда случилась у нашего товарища по подразделению, в результате подрыва на противопехотной мине он потерял ногу ниже колена…

Когда я писал это, то узнал, что во время боёв подорвался на противопехотной мине мой товарищ из Севастополя, который принимал участие в СВО в качестве морского пехотинца, так что все эти мины, представляют реальную угрозу для людей. А что самое страшное, ведь мина не разбирается кто на неё наступил, враг или свой солдат, корова или гражданский человек, ребёнок или собачка, мина сделает своё черное дело, оторвет конечность или заберёт жизнь.

В целом могу подытожить так — работа очень интересная и даже творческая, всегда на свежем воздухе и коллектив очень хороший, дистанция в поле между саперами очень большая, так что никто над душой не стоит, в затылок не дышит. Сиди себе спокойно, ковыряйся в земле, да извлекай то, что там находится не должно и представляет угрозу для окружающих! Конечно, это я говорю с иронией, но по сути все верно — всё то, чем нам приходилось заниматься, позволяло спасать, а не отнимать жизни, и это для меня очень и очень важно!

Время работы по контракту пролетело быстро, и я отправился домой! И здесь у многих, с кем я беседовал на тему своего пребывания на ЛБС возникал один и тот же вопрос: «А поедешь ли ты туда ещё раз»?
Отвечу публично: «Да, конечно же! Раскидаю свои дела по работе, по бизнесу, делегирую всё на сына, взвалю все бытовые трудности по месту на жену и поеду туда к ставшим уже «своим в доску» пацанам! Почему? Да просто потому, что там настоящая жизнь! И я уже не смогу жить по-другому пока продолжается СВО!».

За предоставленную публикацию благодарим основателя и бессменного  руководителя детско-юношеского клуба «Виктория» Евгения Репенкова.

Сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации.

Последние новости

Долгоиграющая стройка: пожарное депо в с. Павловка планируют ввести в эксплуатацию осенью
Обновление школы в селе Орлином завершат досрочно
Глава Качинского муниципалитета Севастополя Николай Герасим покинет пост из-за утраты доверия
В Нахимовском муниципалитете Севастополя объявлены дополнительные выборы
В Севастополе проводили в последний путь гвардии рядового Ивана Вербицкого
1746 Армия
Жителям Лабораторного шоссе необходимо получить ТУ для обустройства съездов на новую дорогу
2349 Город
Известный хирург Олег Шмыров оперировал в Севастополе
1890 Город