21 С° нет
Заражения 15 217 +29
Выздоровело 13 879 +14
Смертей 699 +1

Общественная палата Севастополя. Период полураспада

Если на улице задать вопрос жителю города, что он знает об Общественной палате Севастополя, то, скорее всего, прохожий недоуменно пожмет плечами. Это неудивительно. Ведь такой важный орган, призванный вырабатывать консолидированную позицию власти и общества, с момента возвращения города в Россию, практически, не работал. Короткий период работоспособности Палаты был связан с избранием на должность председателя ОП Олега Махонина. Но этот период был действительно очень непродолжителен.

С момента избрания нового состава ОП, в который вошли 11 представителей по квоте Губернатора, столько же по квоте Законодательного Собрания. Эти две группы должны были избрать еще 11 членов из представителей местных общественных организаций, но смогли избрать только 7 человек.

Несмотря на неполный состав, согласно закону, заседание Общественной палаты считается правомочным, если на нем присутствует более половины от установленного числа членов Общественной палаты.

То есть для проведения полноценного заседания, общественники должны были собраться в количестве не менее 17 человек.

Собраться в правомочном составе они не могли, а тут подпирало то обстоятельство, что в срок не позднее 27 марта местная Палата должна была выдвинуть своего представителя в Общественную палату РФ. На эту должность претендовала нотариус Наталья Кирюхина, но дважды для поддержки ее кандидатуры не хватало голосов. Срок, предусмотренный законом для выдвижения, безнадежно был пропущен.

Не работающая Общественная палата в регионе - это скандал федерального уровня. Скандал никогда не желателен, а особенно накануне выборов. Кто-то должен был показать, что решение любых вопросов ему по плечу.

Вопрос решили просто. Мобилизовали активного общественника Максима Мишина.

Его мобилизация в ряды активных общественников сопровождалась следующими обстоятельствами.

Двадцатого апреля общественники смогли собраться в количестве 16 человек. Для кворума, а, следовательно, возможности для принятия судьбоносных решений не хватало одного голоса. И тут кто-то вспомнил про Мишина. Правда, он за месяц до заседания написал заявление о выходе из Палаты, не забыв уведомить об этом прессу.

Судебная практика устойчиво идет по пути, считая, что лицо, написавшее заявление о выходе из членов коллективного органа, утрачивает полномочия с даты регистрации своего заявления, и не связано датой, когда коллективный орган утвердит данное решение.

Но это никого не остановило. Заседание, которое трудно назвать правомочным, легитимным, состоялось. Наталья Кирюхина получила вожделенный пост в федеральной общественной палате, и забрезжила надежда, что общественники смогут начать свою работу.

Мало-помалу притрутся друг к другу, создадут комитеты и комиссии и даже выступят в статусе субъекта законодательной инициативы.

Но не случилось. Сработал евангельский принцип: «Не может дерево худое приносить плоды добрые».

С апреля месяца по настоящее время Общественная палата Севастополя ни разу не смогла собраться на свое правомочное заседание.

Некоторые опрошенные нами члены Палаты считают, что именно наличие такой недееспособной общественной палаты выгодно сегодняшней Севастопольской власти. Нет риска, что кто-то начнет высказывать не согласованное не санкционированное мнение, которое может испортить лубочную картинку, тщательно рисуемую нам с экранов телевизоров.

Также некоторые члены нынешнего состава Палаты высказывают мнение, что лимиты терпения исчерпаны, и единственный разумный выход -  это избрать новый работоспособный состав из активных, зарекомендовавших себя в работе общественников.