13 С° нет
Заражения 29 612 +122
Выздоровело 27 291 +127
Смертей 1107 +2
Лента новостей

Юрий Гагарин космонавт и... милиционер (редкое фото)

Юрий Алексеевич Гагарин – первый космонавт планеты.

В 1970 году Владимир Высоцкий написал маленькую поэму "Первый космонавт", где рассказ ведется от имени Юрия Гагарина. И первая же строчка обжигает, как откровение «Я первый смерил жизнь обратным счетом...».

Даже главный конструктор, Сергей Павлович Королев не знал, сможет ли первый космонавт вернуться из полета живым. В те времена между сверхдержавами СССР и США велась отчаянная гонка за первенство в освоении космоса. И уже, через 20 дней после полета Юрия Гагарина 5 мая 1961 года  в космос полетел астронавт США Алан Шеппард. Его полет длился всего 15 минут, виток вокруг планеты американцам сделать не удалось. Что конечно никак не умаляет мужества покорителей космоса.

Тем не менее, 12 апреля стал очень тяжелым днем для американского президента Джона Кеннеди, ведь ему пришлось объяснять соотечественникам, как так получилось, что советский человек первым оказался в космосе. Ведь СССР тогда в западном массовом сознании был не иначе как сплошным концентрационным лагерем, где люди круглый год ходят в валенках и шапках-ушанках, а по улицам бродят страшные медведи. И вдруг такой космический прорыв.

Но и Советскому руководству пришлось заготовить ТРИ текста сообщения о полете первого человека в космос.  О первом, счастливом и успешном, знает весь мир. Второе было призывом о помощи в поиске капсулы с Гагариным на случай, если он упадет в другой стране. В третьей версии сообщалось трагическое известие о гибели космонавта.

Все знают знаменитую фразу Гагарина «Поехали!» сразу после старта. Однако долгое время была засекречена другая фраза, которую космонавт произнес перед приземлением: «Я горю. Прощайте, товарищи!».  Эту подробность не раскрывали очень долго. Не хотели вспоминать собственные сомнения в успехе операции, связанные, в первую очередь, с недостатком теоретической информации о полетах такого рода. При трении жаропрочной обшивки космического корабля об атмосферу вспыхнуло пламя. Гагарин, как всякий летчик, увидев такую картину в иллюминаторе, попрощался с жизнью.

"Был уверен, космический корабль охвачен пожаром и через несколько секунд я погибну", - вспоминал потом летчик.

Уже потом стало ясно, такой "пожар" возникает каждый раз при спуске, когда космический корабль проходит плотные слои атмосферы.

Через два дня после исторического полета Юрий Гагарин стал почетным гражданином города Севастополя.

И напоследок, редкое фото Юрия Алексеевича Гагарина. Наверняка, мало кто видел его в милицейской форме.

Вот что рассказал журналистам «РГ» Олег Лысяков, который любезно предоставил фото из семейного архива:

- Мой отец - Азамат Григорьевич, служил тогда командиром специального батальона ГАИ. В сентябре 1965 года руководство обкома партии решило организовать встречу симферопольцев с первым космонавтом, который тогда отдыхал в Крыму. Гагарин сам ехал за рулем "Волги", отец его сопровождал на служебном авто. По окончании встречи руководство милиции решило "зачислить" первого космонавта в свои ряды. Был подготовлен приказ, а в ателье пошито обмундирование. Приготовили жезл, а свисток мой отец сделал своими руками. Так сказать, индивидуальный, ручной работы. Второй экземпляр, точно такой же хранится у нас дома. Так симферопольцы навечно зачислили Юрия Гагарина в состав крымской милиции.

 

Владимир Высоцкий
 

Я первый смерил жизнь обратным счетом...

Я первый смерил жизнь обратным счетом.
Я буду беспристрастен и правдив:
Сначала кожа выстрелила потом
И задымилась, поры разрядив.

Я затаился и затих, и замер.
Мне показалось, я вернулся вдруг
В бездушье безвоздушных барокамер
И в замкнутые петли центрифуг.

Сейчас я стану недвижим и грузен
И погружен в молчанье, а пока
Меха и горны всех газетных кузен
Раздуют это дело на века.

Хлестнула память мне кнутом по нервам,
В ней каждый образ был неповторим:
Вот мой дублер, который мог быть первым,
Который смог впервые стать вторым.

Пока что на него не тратят шрифта -
Запас заглавных букв на одного.
Мы с ним вдвоем прошли весь путь до лифта,
Но дальше я поднялся без него.

Вот тот, который прочертил орбиту.
При мне его в лицо не знал никто.
Я знал: сейчас он в бункере закрытом
Бросает горсти мыслей в решето.

И словно из-за дымовой завесы
Друзей явились лица и семьи.
Они все скоро на страницах прессы
Расскажут биографии свои.

Их всех, с кем знал я доброе соседство,
Свидетелями выведут на суд.
Обычное мое, босое детство
Оденут и в скрижали занесут.

Чудное слово "Пуск" - подобье вопля -
Возникло и нависло надо мной.
Недобро, глухо заворчали сопла
И сплюнули расплавленной слюной.

И вихрем чувств пожар души задуло,
И я не смел или забыл дышать.
Планета напоследок притянула,
Прижала, не желая отпускать.

И килограммы превратились в тонны,
Глаза, казалось, вышли из орбит,
И правый глаз впервые, удивленно
Взглянул на левый, веком не прикрыт.

Мне рот заткнул - не помню, - крик ли, кляп ли.
Я рос из кресла, как с корнями пень.
Вот сожрала все топливо до капли
И отвалилась первая ступень.

Там, подо мной, сирены голосили,
Не знаю - хороня или храня.
А здесь надсадно двигатели взвыли
И из объятий вырвали меня.

Приборы на земле угомонились,
Вновь чередом своим пошла весна.
Глаза мои на место возвратились,
Исчезли перегрузки, - тишина.

Эксперимент вошел в другую фазу.
Пульс начал реже в датчики стучать.
Я в ночь влетел, минуя вечер, сразу
И получил команду отдыхать.

И стало тесно голосам в эфире,
Но Левитан ворвался, как в спортзал.
Он отчеканил громко: "Первый в мире!"
Он про меня хорошее сказал.

Я шлем скафандра положил на локоть,
Изрек про самочувствие свое...
Пришла такая приторная легкость,
Что даже затошнило от нее.

Шнур микрофона словно в петлю свился,
Стучали в ребра легкие, звеня.
Я на мгновенье сердцем подавился -
Оно застряло в горле у меня.

Я отдал рапорт весело, на совесть,
Разборчиво и очень делово.
Я думал: вот она и невесомость,
Я вешу нуль, так мало - ничего!

Но я не ведал в этот час полета,
Шутя над невесомостью чудной,
Что от нее кровавой будет рвота
И костный кальций вымоет с мочой...

*

Все, что сумел запомнить, я сразу перечислил,
Надиктовал на ленту и даже записал.
Но надо мной парили разрозненные мысли
И стукались боками о вахтенный журнал.

Весомых, зримых мыслей я насчитал немало,
И мелкие сновали меж ними чуть плавней,
Но невесомость в весе их как-то уравняла -
Там после разберутся, которая важней.

А я ловил любую, какая попадалась,
Тянул ее за тонкий невидимый канат.
Вот первая возникла и сразу оборвалась,
Осталось только слово одно: "Не виноват!"

Но слово "невиновен" - не значит "непричастен", -
Так на Руси ведется уже с давнишних пор.
Мы не тянули жребий, - мне подмигнуло счастье,
И причастился к звездам член партии, майор.

Между "нулем" и "пуском" кому-то показалось,
А может - оператор с испугу записал,
Что я довольно бодро, красуясь даже малость,
Раскованно и браво "Поехали!" сказал.

Последние новости

В департаменте сельского хозяйства провели выемку документов
Главный санитарный врач назначен в Севастополе
Всероссийский слет Национальной лиги студенческих клубов проходит в СевГУ
Коллапс! Жители Нахимовского района штурмуют транспорт, транспорт «штурмует пробки»
1206 Город
Благотворительный «Бал у Айвазовского» пройдет в Крыму в честь 110-летия акции милосердия «Белый цветок»
Севсгосстройнадзор отвечает Застройка побережья бухты Казачьей является самовольной –Севстройнадзор
2292 Город
В Севастополе подорожает проезд в общественном транспорте
1568 Город
Владимир Колокольцев принял решение представить госавтоинспекторов из города Перми к государственным наградам