19 С° нет
Заражения 94 038 +36
Выздоровело 90 700 +50
Смертей 2436
Лента новостей

Муза в штатском и необычная карьера советского нелегала

Какова первая древнейшая профессия?

Жизнь доказывает, что не стоит верить даже тому, что повторено миллионами людей и кажется совершенно очевидным. Например, услышав выражение «представительница первой древнейшей профессии», в голове всплывают набившие оскомину штампы про пониженную социальную ответственность, сразу понятно кого рисует воображение.

Но стоит взглянуть в первоисточник, первая профессия, упоминаемая в Библии, — профессия Авеля, сына Адама и Евы, о котором сказано, что «был Авель пастырь овец», то есть пастух (Быт. 4, 2). Затем его знаменитый брат Каин, зарабатывающий на жизнь земледелием.

С точки зрения обычного опера, перед нами разворачивается криминальная драма. Еще бы, первое зарегистрированное преступление - убийство на почве внезапно возникших неприязненных отношений, сопряженное с сокрытием трупа.

Но как быть с «первой древнейшей»? О ней тоже упоминают святые книги, рассказывая о блестящей разведывательной операции, которую провел ветхозаветный персонаж Иисус Навин.

Он послал двух тайных соглядатаев в город Иерихон. Разведчики попались бывалые, проникли в дом блудницы по имени Раав и, как водится, заночевали там.  Т.е.  можем констатировать, что дом блудницы Раав являлся самой первой «явочной» квартирой в анналах истории.

Но разведчики, в присутствии дамы, утратили самоконтроль, явка была провалена. Однако попытка арестовать лазутчиков, успехом не увенчалась. Хозяйка спрятала гостей в снопах льна на крыше своего борделя, и, действуя как заправский агент – двойник, направила иерихонских сыщиков по ложному следу.

Она же дала грамотный совет своим новоявленным партнерам, как «обрубить хвост» - выбраться из города и три дня просидеть на горе, доколе не возвратятся в город  их преследователи.

В разведке ничего даром не делается. За свои услуги блудница Раав, потребовала немалой награды и охранной грамоты для себя и своих родичей.

Перед тем как уйти ночью, разведчики сказали блуднице, чтобы она не забыла в дни осады Иерихона войсками Израилевыми привязать червленую веревку к окну, чтобы отвратить от дома воинов иудейских. В агентурной разведке такой тайный знак называется «семафором».

Получается, что если уж говорить о представительницах «первой древнейшей профессии», то это шпионки и разведчицы. Смотря, конечно, с какой стороны на них смотреть.

Прежде чем перейти к рассказу о двух малоизвестных легендарных разведчиках, уделю еще пару минут Библии.

Ветхий завет. Четвертая книга Моисеева, глава в коей господь велит Моисею послать главных мужей всех двенадцати колен отцов детей Израилевых в разведывательный поиск в землю Ханаанскую, где они по указу божьему должны были поселиться. Моисей дал подробный инструктаж своему разведотряду:

«Высмотрите землю Ханаанскую, какова она и народ, живущий на ней, силен он или слаб, малочислен он или многочислен и каковы города, в которых он живет, в шатрах ли он живет или в укреплениях?».

Вернулись разведчики не с пустыми руками, неся виноград, гранаты, яблоки и смоквы, а также следующее разведывательное донесение: «Молоко и мед течет в земле Ханаанской, и вот плоды ее».

И десятеро сынов Израилевых из двенадцати, при двух воздержавшихся, заявили, что детям Израилевым нечего совать нос в землю Ханаанскую, ибо ханаане — великорослые парни-исполины, перед которыми евреи — саранча, а города их весьма большие, и обнесены высокими стенами. Эта разведсводка так обескуражила детей Израилевых, что подняли они вопль, разодрали одежды свои и возроптали против Моисея.

Легко представить, как выпускник четырехклассного духовного училища, по кличке Коба, более известный под псевдонимом Сталин, покуривая свою знаменитую, набитую табаком «Герцеговина флор», трубку, размышлял над этими строками  священного писания:

«Какой дурак додумался посылать в разведку этих штатских идиотов. Развели партизанщину. Неплохо бы всех отозвать в Москву, естественно под благовидным предлогом, а там…. нет человека, нет проблемы».

Доподлинно неизвестно, какие мотивы двигали Вождем, но Советская агентурная разведка была разгромлена.

Теперь, после длинного введения, настало время рассказать о советской разведчице Маргарите Конёнковой.

Муза в штатском

Опять отвлекусь и напомню, что в Советском Союзе только два человека имели звание Почетный гражданин СССР. Это Игорь Васильевич Курчатов и Лаврентий Павлович Берия. Оба удостоились этой награды за успешное выполнение задания правительства по осуществлению советского атомного проекта — разработке атомной бомбы. Я не стараюсь сделать из Лаврентия Павловича агнца. Верховная власть любого государства — это не то место, где собираются святые. Но за атомную бомбу, воздадим ему должное.

Игорь Курчатов, ученый, с его ролью в атомном проекте все понятно. А Лаврентий Павлович Берия, успешно добывал атомные секреты у американцев. Конечно, Берия не сидел с биноклем и дозиметром около полигона Аламогордо в американском штате Нью-Мексико, но его роль в добывании атомных секретов невозможно преувеличить. «Если бы не он, Берия, бомбы не было бы», — признавался впоследствии Игорь Курчатов, научный руководитель «Атомного проекта».

В этой операции было задействовано много разведчиков. В том числе и жена «русского Родена», скульптора Сергея Конёнкова.

Чтобы быть женой такого человека, как Сергей Тимофеевич Конёнков - всемирно известный скульптор, надо быть, по крайней мере, интересной личностью. Маргарита таковой и была. Глава Четвертого управления НКВД-НКГБ Павел Судоплатов называл её одним из самых эффективных агентов советских спецслужб.

 Родилась Маргарита в городе Сарапул, но надолго в нем не задержалась. Окончив женскую гимназию, она поехала покорять Москву, где поступила учиться на юридические курсы.

Маргарита Конёнкова

В Москве Маргарита Воронцова проживала на Поварской улице в семье доктора Ивана Бунина. Часто она бывала у Шаляпиных, дружила с дочерью певца, Ириной, а сын Федора Ивановича, Борис, был ее возлюбленным. Дело шло к свадьбе, когда Маргариту застали флиртующей с самим хозяином дома. Скандал закончился тем, что у нее появился очередной жених — скульптор Бромирский. Пишут, что у неё были романы  с композитором Сергеем Рахманиновым и поэтом Александром Блоком, но достоверной информации об этих романах нет. Впрочем, достоверно о её жизни, мало что известно.

В 1916 году накануне свадьбы молодой скульптор Петр Бромирский, будучи большим приятелем Конёнкова, показал ему фотографию своей невесты. Маргарита очаровала Коненкова, и он попросил познакомить их.
«Девушка на фотографии была так прекрасна, что показалась мне творением какого-то неведомого художника. Особенно прекрасен был поворот головы. И руки необыкновенно красивые руки, с тонкими изящными пальцами были у девушки на фотокарточке. Таких рук я не видел никогда!» – вспоминал впоследствии скульптор Сергей Конёнков.

Дом Конёнкова был в те годы центром богемной московской жизни. Здесь любили бывать и Шаляпин, и Мейерхольд, и Рябушинский, и Айседора Дункан. Сергей Есенин вообще считал мастерскую Конёнкова на Пресне своим вторым домом.

Маргарита переступила порог его мастерской и на шесть следующих лет стала его музой, моделью и гражданской женой. Родители отказали в руке дочери маститому художнику из-за большой разницы в возрасте. Но в 1922 году Маргарита Ивановна и Сергей Тимофеевич все-таки стали официально мужем и женой.

В 1923 году Конёнковы отправились в Нью-Йорк для участия в выставке русского и советского искусства. Официально — на несколько месяцев, но сложилось иначе: на родину они вернулись только через двадцать два года.

Маргарита Конёнкова в США стала едва ли не известнее своего мужа.  Дом Коненковых в США был у советских спецслужб на хорошем счету.

Во многом благодаря жене, Конёнкову удавалось получать заказы и содержать семью. Особый интерес к русской красавице проявляли, конечно, мужчины. Не последнюю роль в этом играли работы Коненкова. Например, «Струя воды», «Вакханка», а после — знаменитая «Бабочка» и многие другие, для которых Маргарита позировала обнаженной. Работы имели в США колоссальный успех.

В 1935 году Маргарита явно нацелилась на американский атомный проект. Познакомилась с Альбертом Эйнштейном Маргарита следующим образом. В 1933 году, когда Гитлер пришел к власти, Эйнштейн отказался от должности профессора в Берлине и принял предложение Института передовых исследований в Принстоне (штат Нью Джерси). Вскоре дирекция института решила заказать скульптурный портрет своего великого сотрудника у знаменитого русского скульптора Сергея Конёнкова.

В доме мастера Альберт и познакомился с его 35-летней женой Маргаритой. Они подружились, а после нескольких встреч сблизились. Эйнштейн был очарован этой женщиной.

Гений в минуты вдохновения

Ревнивый муж, на глазах которого она крутила романы, считал, что супруга верна ему. А Маргарита Ивановна никогда не придерживалась строгих правил. Эйнштейн же был знаменит и пользовался успехом у женщин.

В мастерской Коненкова. Слева бюст Эйнштейна, справа Маргариты Кненковой


После того как в 1936 году умерла жена Эйнштейна, они стали любовниками. Через Эйнштейна Маргарита познакомилась с Робертом Оппенгеймером и другими учеными-ядерщиками. Эйнштейне знал, или, по крайней мере, догадывался о ее работе на русские спецслужбы и относился к этому спокойно, потому что считал Советскую Россию главным противовесом гитлеровской Германии. Сам он не принимал участия в создании бомбы, и поэтому ничего рассказать об этом Маргарите не мог.

Конёнкова бывала в доме Эйнштейна, когда там собирались физики. Именно она на одном из сборищ услышала, что ведутся работы над созданием атомной бомбы, и передала эту информацию в СССР.

Незадолго до своей смерти,  бывший начальник Четвертого (диверсионно-разведывательного) управления НКВД-НКГБ генерал-лейтенант Павла Судоплатова, издал  мемуары. По его утверждению, Маргарита Коненкова была… советским агентом, работавшим под оперативным псевдонимом «Лукас».
В своей книге «Разведка и Кремль» Судоплатов писал:

«Жена известного скульптора Коненкова, наш проверенный агент, действовавшая под руководством Лизы Зарубиной, сблизилась с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном в Принстоне. Она сумела очаровать ближайшее окружение Оппенгеймера. После того как Оппенгеймер прервал связи с американской компартией, Коненкова под руководством Лизы Зарубиной и сотрудника нашей резидентуры в Нью-Йорке Пастельняка (псевдоним Лука) постоянно влияла на Оппенгеймера и еще ранее уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже были нацелены наши нелегалы и агентура…».


Во время Второй мировой войны в Америке было создано Общество помощи России. Маргарита Конёнкова снова оказалась в самом центре внимания. Сергей Рахманинов, Михаил Чехов (Михаил – родственник Антона Павловича Чехова, бывший муж советской разведчицы, музы Гитлера, Ольги Чеховой) и многие другие именитые эмигранты из бывших российских граждан, этнических русских и евреев вошли в состав Общества. Сергей Конёнков был избран членом Центрального совета, а Маргарита стала его руководящим секретарем.

Благодаря работе Конёнковой, для нужд воюющего СССР было собрано больше 500 млн долларов. Она лично организовывала сложнейшую работу по сбору средств, медикаментов, одежды, сырья. Популярность Маргариты вновь возросла, портреты замелькали в американской прессе. Она стала вхожа в самые высокие круги общества, познакомилась со многими американскими влиятельными политиками и бизнесменами. В числе ее близких знакомых оказалась Элеонора Рузвельт - жена президента.

Рыцарь ордена нелегалов

В конце хочется упомянуть уникального советского разведчика Иосифа Григулевича (псевдоним Макс).

Согласно «легенде», разработанной на Лубянке, Григулевич стал Теодором Кастро, бизнесменом и незаконнорожденным сыном известного костариканца, к тому времени «благополучно скончавшегося».

«Максу» удалось войти в доверие к будущему президенту Коста-Рики, Хосе Фигересу. В итоге Фигерес попросил нашего нелегала написать ему предвыборную программу под лозунгом «Против империализма и коммунизма». На партийном съезде она прошла на ура. В дальнейшем Фигерес способствовал карьере «Макса», назначив его послом Коста-Рики при дворе Папы Римского Пия XII.

Иосиф Григулевич с понтификом

Макс работал так виртуозно, что в глазах тогдашнего министра иностранных дел СССР Андрея Вышинского прослыл антисоветчиком. Он писал:

«Пришлось мне выслушать выступление латиноамериканского делегата. Не скрою, по части красноречия он достиг больших высот. Но как политик он — пустышка. Это просто болтун, и место ему не на этом форуме, а в цирке...».

Григулевич мог, наверное, стать министром иностранных дел Коста-Рики или важной «шишкой» в какой-нибудь международной организации. Но в 1953 году Берия приказал нелегалам вернуться на родину. В этом же году «Макс» был уволен из разведки.

Его работы по Латинской Америке и Ватикану не утеряли актуальности до сих пор, они есть даже в библиотеке конгресса США.

Фото из открытых источников.

Последние новости

Культурный кластер на мысе Хрустальный депутаты освободили от имущественного налога
Севастополь проводил первых мобилизованных (фото)
1756 Город
Севастополь призывает - информация Уполномоченного по защите прав человека
Севастопольцы выступили на соревнованиях по джиу- джитсу
Чиновники Министерства просвещения не хотят «просветить» своим ответом директора 1-й севастопольской гимназии
Проводы бойцов завтра 12.00, Пл. Нахимова! Мобилизованные севастопольцы и крымчане приняли присягу
2220 Город
Севастополь продолжает поддерживать подшефные территории
В 2023 году в России предлагается ввести универсальное пособие