18 С° нет
Заражения 37 305 +330
Выздоровело 31 776 +200
Смертей 1 283 +14
Лента новостей

«Любовь, танцы и гаджеты»: Севастополь ждет громкая премьера

В конце осени Севастопольский академический театр танца им. Вадима Елизарова подарит зрителям премьеру с многообещающим названием «Любовь, танцы и гаджеты». Впервые в истории театра постановка спектакля проходит под руководством специально приглашенного из Москвы режиссера-постановщика Владимира Михайловича Андрюкина, лауреата всесоюзных и международных конкурсов бальных танцев, хореографа, художественного руководителя театра танца «Звездный экспресс», члена жюри ТВ-шоу «Танцы со звездами». О чем новый спектакль? Что означает такое сотрудничество для театра и зрителя? Что поможет «севастопольскому Бродвею на Корнилова» выйти на международный уровень? Наш разговор с Владимиром Андрюкиным об этом и многом другом – в «А4 Интервью».

Фото: © А4 НОВОСТИ / М. Варлагина

М: Владимир Михайлович, расскажите, пожалуйста, о себе, чтобы наш севастопольский и крымский читатель познакомился с Вами поближе.

– Постараюсь вкратце рассказать (смеется). Так получилось, что среди нескольких наших танцевальных пар в 1970-80-е годы мы были лидерами танцевального движения в Советском Союзе и привели жанр спортивных танцев к самому понятию «спортивные танцы». Тогда в Министерстве культуры они еще обозначались как «художественная самодеятельность». Вместе с другими энтузиастами 70-80-х мы сумели добиться признания этого жанра как спорта. Как только это произошло, мы «поменяли ориентацию» в том смысле, что примерно в это же время мы закончили балетмейстерский факультет ГИТИСа в Москве, и нам поручили организовать профессиональный ансамбль бального танца при Росконцерте. С этим ансамблем, еще продолжая свою спортивную деятельность как профессиональные спортсмены, мы параллельно руководили этим коллективом до 1989 года. Когда мы закончили свою профессиональную деятельность как спортсмены, закончил свою деятельность и Росконцерт в связи с тем, что начались «новые времена»: коммерческая деятельность, кооперативная деятельность. Приближался распад Советского Союза. Мы организовали свой собственный коллектив под названием «Звездный экспресс». С ним мы отработали 30 лет по всему миру и в нашей стране. Трудно сказать, где мы не были. С гастролями мы объездили весь мир.

Последние лет 30 я активно занимался тем, что пытался перенести прелести и достоинства бального танца на театральную, концертную сцену. Мы добились определенных успехов в этом. Много лет – с 1978 года – мы были дружны и знакомы с Вадимом Елизаровым, с Ниной Маршевой, его партнершей и супругой, с его замечательными детьми, которые успешно продолжают дело отца в театре. Последние несколько лет мы очень много общались на темы развития театра, на темы успеха, неудач, проблем. В этих разговорах потихоньку созрело решение попробовать поставить спектакль в Театре им. В. Елизарова. Я очень признателен Александру Елизарову (директор театра – прим. авт.) за то, что он взял на себя этот риск. Насколько мне известно, до сих пор «посторонние» здесь не работали, всегда работали «свои». Даже если не свои из театра, то свои из Севастополя, то есть те, с кем все равно ребята были знакомы в какой-то совместной концертной и театральной деятельности. Мы же вместе не работали никогда. И для меня, и для всех, кто работает в театре, начиналось все скорее с вопросов и с какого-то волнения: «А что это такое? И что из этого может получиться?» Сейчас мы в рабочем процессе и, мне кажется, что на данный момент мы получаем взаимное удовольствие.

М: Сколько уже длится по времени ваш «рабочий процесс»?

– Для меня он длится уже больше года, поскольку мы начали переговоры в ноябре. Даже больше. Были перерывы, связанные с локдаунами, с карантинами, с болезнями…Ковид оказал негативное воздействие, с одной стороны. С другой стороны, откладывая начало реальных репетиций, возникало чуть больше времени продумать какие-то детали, продумать что-то по сюжету, по музыкальному ряду и т.д. В итоге мы начали наши «живые» репетиции летом. Первая двухнедельная сессия была в июле-августе. Сейчас у нас будут плотные несколько недель работы. Непосредственно к премьере мы посвятим пару недель подготовке к запуску, когда будут репетиции с декорациями, с костюмами, со светом, анимацией и т.д.

Фото: © А4 НОВОСТИ / Ярослав Титаренко
 

М: Сейчас, когда Вы погрузились в репетиционный процесс, и с коллективом уже есть опыт общения, скажите, это вызов для кого больше – для Вас или для коллектива? Вызов ли, теплая дружба или вообще новый этап в жизни театра?

– На все вопросы я могу ответить: «Да». Потому что это – вызов и для меня, и для коллектива. Это и дружба, потому что в какие-то моменты нам самим нравится то, что мы делаем и делаем это все вместе. Поскольку это все сыро и не очень отрепетировано, возникает вопрос: «Насколько это будет соответствовать моему видению, видению танцоров-исполнителей?» Здесь пока еще очень много вопросов, скажу честно. Но на данный момент у меня больше оптимизма. Наши последние репетиции уже буквально показали, что начинают проявляться хорошие, внятные контуры от того, что должно быть.

М: Что даст новая постановка от приглашенного режиссера - медийной персоны театру и коллективу? Это – разнообразие репертуара или маркетинговый ход?

– Я считаю, что, в последнюю очередь, это – маркетинговый ход. Откровенно говоря, не могу сказать, что мое имя настолько раскручено и известно для широкой аудитории, чтобы на него люди побежали билеты покупать. Нет. Во-первых, я просто имею огромный опыт в сфере деятельности в том жанре, в котором работает театр, и искренне хотел этим опытом поделиться. Во-вторых, я просмотрел практически все спектакли театра и вдруг понял, что ребята, максимально пытаясь войти и быть в театральной сфере «своими», в значительной степени не используют именно свои преимущества, как артисты, которые владеют определенным жанром, а именно жанром бального танца. Мне захотелось вместе с артистами сделать спектакль, в котором бы они максимально продемонстрировали свое умение и вариативность с точки зрения исполнения разных танцев. Учитывая, что, по большому счету, кроме них этого никто не сможет сделать, если мы возьмем на рассмотрение какие-то хореографические коллективы не только в нашей стране, но и за рубежом.

М: Получается, зная столько лет коллектив и его особенности, сюжет спектакля рождался специально для Театра им. В. Елизарова?

– Не совсем. Этот сюжет и идея спектакля родились независимо от театра. Знаете, бывает всему свое время. Поскольку я всю жизнь занимался изучением танца от начала прошлого века до наших дней, в своих многочисленных постановках мы рассматривали и брали в исполнение

сюжеты и репертуар из последнего столетия, если мы говорим о развитии танцев. Наступил момент, когда я сформулировал четко эту идею, а театр был готов принять ее от меня. Все сложилось, и мы теперь пытаемся реализовать эту идею вместе.

Фото: © А4 НОВОСТИ / Ярослав Титаренко

М: Дайте небольшой спойлер по сюжету. О чем будет спектакль «Любовь, танцы и гаджеты»?

– Мы говорим о том, что на самом деле это будет спектакль о любви. О любви, которая остается важнейшей составляющей жизни человека, невзирая на то, что проходят времена, меняются гаджеты, меняются танцы, меняются моды, а любовь остается. Мы покажем развитие танцевальной культуры, начиная с 30-х годов прошлого века до наших дней. И посмотрим несколько этапов, когда развитие этой танцевальной культуры очень жестко зависело от появления тех или иных технических гаджетов. Гаджет – некое приспособление, которое помогает в повседневной деятельности человека. Одним из важнейших таких первых гаджетов стал патефон, потом появились проигрыватели, потом появились магнитофоны, потом появились кассетные магнитофоны, потом появились CD-плееры, потом появилась другая цифровая техника, флешки, сейчас – смартфоны, Интернет. И каждая смена нового гаджета так или иначе совпадала с появлением нового музыкального стиля, новой моды в одежде, новой моды в танцах. Моды менялись, гаджеты менялись, танцы менялись, но Он и Она оставались всегда. И мы настаиваем, что это является важнейшей частью жизни человека, невзирая ни на какие современные тенденции с признанием «родителя 1», «родителя 2» и прочей, не укладывающейся в моем сознании, идеологии. Наши герои в конце спектакля сумеют разорвать плен сетей и остаться на уровне нормального человеческого общения.

М: Зритель непременно придет на Ваш спектакль. Кого хотелось бы в зале увидеть лично Вам, есть ли какие-то ожидания?

– Мне хотелось бы, чтобы спектакль доставил удовольствие любому человеку, который войдет в зал, независимо от возраста и предпочтений. Это должно быть интересно с познавательной точки зрения. Мы показываем танцы 30-40-х годов, 50-60-70-х годов в современной адаптации. Так, в сцене, посвященной 50-м годам и джукбоксам (были такие проигрыватели-автоматы), играет рок-н-ролл. И очень здорово до сих пор звучат оригинальные записи родоначальников этого жанра. Я уверен, что рок-н-ролл forever, он будет жить всегда. Современного человека эти ритмы по-прежнему не оставят равнодушными, а тем, кто постарше, это просто понравится. Музыку 30-х годов мы решили взять в современной адаптации с элементами электросвинга, современных аранжировок. Взяли оригинальную лексику, развили ее с театральной подачей и с наличием конкретных персонажей, между которыми есть какие-то отношения, которые должны читаться. В целом вся история сделана с акцентом на хорошую развлекательность, чтобы, с одной стороны, аудитория могла подивиться и порадоваться актерскому мастерству, с другой стороны, чтобы там читались небольшие истории, которые могут случиться с каждым человеком. Познавательная часть имеет значение. Танцевальная часть имеет значение. В каждой конкретной сцене у нас будут эпизоды, где ребята должны будут показать действительно высокий уровень исполнительского мастерства, и диапазон здесь очень широкий: от свинга 30-х, рок-н-ролла 50-х, до хороших бальных танцев, брейкданса. Думаю, здесь широкая палитра для разного зрителя. Буду рад, если в зале будут совершенно разные возраста и разные лица.

М: Будут ли какие-то особенности, находки по костюмам и декорациям или все будет дозированно?

– В этот раз акцент ставится именно на мастерство актеров. Мы будем делать максимально лаконичные декорации. Это также касается и костюма. В костюме будем обозначать только принадлежность к той или иной временной эпохе. Единственное, что мы будем сознательно использовать – интерактивное видео, анимацию. Возникает вопрос финансирования. Пока театр нельзя назвать супербогатой организацией. Исходя из ограниченности бюджета, мы нашли замечательных художников-энтузиастов, которые, прямо скажем, согласились за умеренные деньги помочь нам оформить спектакль. Сейчас эта работа как раз в самом разгаре. Для меня из всей оформительской части это будет самым важным: чтобы у нас получилось аккуратно сделать интерактивную анимацию. Где-то она будет хорошим фоном для действия, ну а где-то она будет подсказывать аудитории какие-то вещи, которые трудно изобразить на танцполе. Если у нас веселая компания садится в лифт и едет на вечеринку, то проще это показать на картинке.

М: На какие даты назначена премьера?

– Точные даты я пока не получил. Мы говорим о конце ноября, и хотелось бы выдержать эти сроки. Максимум – первые числа декабря.

М: Получается, к Новому году севастопольцев ждет хорошо упакованный подарок, и, возможно, несколько раз кто-то уже успеет его посмотреть?

– Очень хочется, чтобы именно так и произошло! Тут такая штука: мы посмотрим на то, что у нас в итоге получится, и какая будет первая реакция. В принципе, форма спектакля позволяет ему развиваться в процессе. Это – как некий конструктор, где при появлении новых идей, можно совершенно спокойно что-то заменять, как пазлы. Что-то будет выниматься, что-то будет меняться. Скажем, появятся деньги – мы нарисуем новую анимацию. Появятся деньги – мы сделаем новую декорацию. У нас был план сделать декорацию, на которую у нас пока нет финансирования. Вот, галочкой для себя пометили. Я абсолютно убежден, что танцевальная часть сто процентов станет для севастопольцев неким приятным сюрпризом.

М: Севастопольский зритель – очень радушный, очень теплый. Можно сказать, что успех спектаклю изначально гарантирован. Как тогда оценить первую реакцию, «зашла» ли премьера?

– Я очень критичен в этом смысле. Знаете, успех у своих – штука тревожная. Она расслабляет. Конечно, это приятно, когда тебя похвалят, похлопают. Конечно, все, что мы сейчас делаем, делается с расчетом на успех. Я рассчитываю и на свой опыт. Мы планируем, пусть и не сразу – когда спектакль «заматереет» – предложить его на какие-то хорошие театральные фестивали с претензией, что он поборется за номинации в ряду других хореографических и не только хореографических постановок. Мы можем заявиться и на «Золотую маску», и на другие значимые фестивали. Пока это в планах. Тут мы будем стараться максимально критически на все смотреть, чтобы понять, есть ли достаточно материала и оснований для того, чтобы претендовать на номинацию в таких высоких театральных премиях.

Фото: © А4 НОВОСТИ / Ярослав Титаренко

М: У Вас – огромный опыт концертной деятельности и работы с другими странами. Если бы мы хотели дать сравнение Театру танца, провести параллели, например, назвать его «севастопольским Бродвеем», Вы бы согласились с этим?

– Да, ассоциация возникает с какими-то бродвейскими постановками и не только. Можно сравнить с театрами не только бродвейскими, но и гамбургскими, и лондонскими, где проходят мюзиклы, где проходят музыкальные спектакли. Я думаю, что у Театра танца есть перспективы стать таким местом. То, что для Севастополя это – знаковое место, не обсуждается. Это – данность, это – абсолютно объективная и заслуженная реальность. Я очень люблю всех людей, которые к этому месту имеют отношение. Меня связывают долгие годы дружбы, знакомств, споров, ругани, чего угодно. И все же мне хочется чуть-чуть их «подвыдернуть» от успеха у своих. При правильном, грамотном дальнейшем росте ребят масштабы России станут для них узковаты. Театр и сейчас уникален. В мире нет таких коллективов. Вопрос сейчас заключается в оптимизации репертуара. Из всего наработанного надо начинать «просеивать» и отбирать самое достойное, лучшее, уникальное, характерное.

М: Владимир Михайлович, в добрый час во всех процессах! Спасибо за увлекательную беседу! С нетерпением ждем премьеры.

Мария Варлагина

Фото обложки: © А4 НОВОСТИ / Ярослав Титаренко

Главная новость по теме

«Имя ей Роза»: премьера, которая возвращается на сцену
0 893

Последние новости

Волюнтаризм - Севастополь перекроют блокпостами
Минздрав утвердил форму сертификата то вакцинации от COVID-19
Президент поручил кратно увеличить охват тестирования на коронавирус
Большинство рыбных консервов в России оказались некачественными
Пенсии выплатят своевременно, несмотря на нерабочие дни
Свободный коечный фонд в Севастополе составляет 6%
1334 Город
В Севастополе определены дежурные детские сады на период недельных ограничений
1430 Город
Путин поручил ввести запрет на работу общепита ночью и проведение развлекательных мероприятий